Активировать демодоступ >>

Юрист компании

Право собственности на отходы: правовая категория или юридическая фикция

18 августа 2019
523
0
В настоящей статье подвергается критическому анализу понятийный аппарат, используемых в специальном национальном законодательстве, регулирующем вопросы обращения с отходами. Также, исследуется вопрос, связанный с правомерностью выделения (введения) в институт частного права, посвященного вопросам права собственности, такого подвида как право собственности на отходы. По результатам проведенного исследования делаются выводы и предложения, направленные на модернизацию существующих подходов правового регулирования в области публичного права, затрагивающие вопросы обращения с отходами, а также частного права применительно к тезису о неправомерности выделения такой правовой категории как право собственности на отходы.

Жизнедеятельность общества сводится к приобретению и потреблению материальных благ: продуктов питания для поддержания жизни, вещей для облегчения и упрощения выполнения повседневных нужд: чайник, чтобы попить утром горячий чай; автомобиль, чтобы добраться на работу; телефон, чтобы вести деловые переговоры и др. Все указанные объекты принадлежат нам на праве собственности, что позволяет извлекать из них соответствующую потребительскую ценность, а также распоряжаться ими по нашему усмотрению.

Между тем, после приготовления или истечения срока годности продовольственных товаров, а равно как и по истечении срока службы технологических товаров, указанные вещи утрачивают для их собственника потребительские свойства, что может стать основанием для реализации собственником одного из наиболее важных и неотъемлемых полномочий права собственности — полномочия распоряжения. Данное правомочие может быть реализовано как путем избавления (выбрасывания) от соответствующего объекта, так и его продажей с уценкой или по символической стоимости. При этом совершение указанного действия может стать основанием для наступления одного или нескольких правовых последствий:

  • прекращение права собственности на соответствующий объект; 
  • заключение гражданско-правовой сделки, связанной с отчуждением объекта;
  • возникновение права собственности у нового субъекта в отношении отчуждаемого объекта;
  • изменение статуса у объекта — наделение собственником указанную вещь статусом отхода;
  • заключение гражданско-правовой сделки, связанной с выполнением работ или оказанием услуг конкретному субъекту в отношении отхода.

Продавец недвижимости ликвидирован или умер: как покупателю оформить право собственности


Представляется, что описанные правовые последствия являются обычными для понимания в цивилистическом аспекте и представляют собой два возможных и параллельно существующих варианта развития правоотношений в обществе, а также регламентацию субъект–объектной связи между собственником и вещью, где первый сценарий представляет собой процесс выстраивания взаимоотношения между субъектами оборота в отношении конкретной вещи (имущества), т.е. отношения, связанные с заключением и исполнением договора купли–продажи, а второй — прекращение права собственности на конкретную вещь, в связи с совершением собственником соответствующих действий по отказу от прав на нее, т. е. обезличиванию («избавление», «выбрасывание») ее как объекта гражданского оборота, и заключением соответствующего договора выполнения работ (оказания) услуг, направленного на устранения данного объекта из среды обитания собственника для минимизации условий, создающих некомфортные условия жизнедеятельности (например, организация и вывоз мусора).

Однако на законодательном уровне, в правоприменительной практике, а также в юридической литературе встречается такое понятие как «право собственности на отходы». В частности, такого рода указания содержатся в ст. 4 Федерального закона «Об отходах производства и потребления» (далее – ФЗ №89-ФЗ)[2], письмах уполномоченных органов[3], судебной практике, а также в трудах и комментариях отечественных исследователей, в том числе Л.В. Андреевой, М.В. Пономарева, Н.С. Зиновкина, М.А. Ермолиной, Е.В. Лунева Е.В, А.Г. Дудниковой и др.


Когда виндикационный иск поможет защитить имущество компании


Между тем, использование понятийного аппарата — «право собственности на отходы» независимо от ответа на вопрос о том, кто должен выполнять публичную обязанность по минимизации негативного воздействия на окружающую среду, в том числе путем внесения соответствующих обязательных платежей, вызывает определенные сомнения на предмет обоснованности и правомерности как с точки зрения публичного, так и тем более — частного права. В связи с чем в рамках настоящей статьи представляется актуальным предпринять попытки в исследовании вопроса существования такой правовой категории как «право собственности на отходы», а также в разработке альтернативного аппарата регулирования значимых для общества отношений.

В целях проведения настоящего исследования и формирования позиции относительно исследуемого вопроса, полагаем возможным сосредоточиться на следующих положениях: проанализировать существующие нормативно–правовые и догматические положения, раскрывающие понятия «отход» и «право собственности на отходы», определить допустимость и обоснованность существующих подходов по интерпретации указанных положений, а также установить, кто несет ответственность за охрану окружающей среды и соблюдение требований в части обращения с отходами.

В настоящее время существует довольно объемный перечень нормативно–правовых актов, где зафиксировано соответствующее понятие «отхода», однако основополагающий термин закреплен в ФЗ №89-ФЗ. Так, в ст. 1 упомянутого федерального закона указано, что под отходами понимаются вещества или предметы, которые образованы в процессе производства, выполнения работ, оказания услуг или в процессе потребления, которые удаляются, предназначены для удаления или подлежат удалению.

Международные нормы публичного права также содержат понятие отходов[4], в том числе применительно к конкретным его видам, так радиоактивные отходы означают радиоактивный материал в газообразном, жидком или твердом состоянии, дальнейшее использование которого не предусматривается договаривающейся стороной или физическим или юридическим лицом, чье решение признает договаривающаяся сторона, и который контролируется в качестве радиоактивных отходов регулирующим органом в рамках законодательной и регулирующей основы Договаривающейся Стороны[5], а под отходами электронного и электротехнического оборудования понимается–оборудование, которое утратило свои потребительские свойства, включая компоненты, узлы, которые являются частью оборудования на момент снятия его с эксплуатации[6].

Как отмечается в юридической литературе легальное определение понятия «отход», в преимущественном большинстве, напоминает процесс заимствования положений, которые ранее содержались в законодательстве СССР без внесения каких–либо уточнений, что неотъемлемо свидетельствует о том, что нормы, посвященные вопросам обращения с отходами, использует пространный перечень правовых понятий[7], являющихся основанием для возникновения соответствующих споров в правоприменительной практике и доктрине.

Основным недостатком в определении понятия «отход» является то обстоятельство, что в нем не раскрывается понимание того,  каким образом необходимо толковать положение: «…удаляются, предназначены для удаления или подлежат удалению…» — в объективном или субъективном смыслах, в частности, вводит некоторый резонанс в указанную проблематику положения, санкционирующие установление уполномоченным органом кадастра отходов, который включает в себя федеральный классификационный каталог отходов (далее — ФККО)[8]. В связи с чем возникают соответствующие вопросы всегда ли: «тара деревянная, утратившая потребительские свойства, незагрязненная» (код ФККО 4 04 140 00 51 5) или «использованные книги, журналы, брошюры, проспекты, каталоги» (код ФККО 4 05 122 01 60 5), или «упаковка из бумаги и/или картона в смеси незагрязненная» (код ФККО 4 05 189 11 60 5), или «мешки бумажные ламинированные, загрязненные нерастворимой или малорастворимой минеральной неметаллической продукцией» (код ФККО 4 05 923 11 62 4), или «лом и отходы стальных изделий незагрязненные» (код ФККО 4 61 200 01 51 5), а также иные объекты, образующиеся на предприятии или в ходе осуществляемой ею деятельности, являются отходами производства и потребления или все же допустимо рассматривать их в качестве вещей (имущества) с потребительскими свойствами.


Пленум разъяснил, когда компания заплатит за вред окружающей среде


Более того, весьма резонансным является вопрос о том, является ли металлолом или макулатура, как родные категории, отходами или все–таки это зависит от усмотрения соответствующего субъекта, в деятельности которого указанные объекты образовались. В частности, на практике довольно часто возникают отношения, где одни и те же объекты могут рассматриваться отличным друг от друга образом.

Например, предприятие А осуществляет оптовую закупку товара для целей дальнейшей розничной торговли, при этом поставка осуществляется на паллета–местах, где помимо того, что товар имеет индивидуальную упаковку, также обеспечивается групповая, транспортная и иная упаковка товара в целях сохранения его товарного вида и обеспечения безопасной транспортировки и доставки. При получении указанного товара предприятие А осуществляет его предпродажную подготовку и освобождает от групповой, транспортной и иной упаковки, оставляя товар лишь в индивидуальной - для того, чтобы покупатель (конечный потребитель) мог забрать с полки соответствующий продукт. При описанной ситуации последующая судьба групповой, транспортной и иной упаковки может быть отличной:

  1. предприятие А может заключить договор купли-продажи упаковки, если найдет соответствующего покупателя, и получить соответствующее вознаграждение;
  2. предприятие А может заключить договор оказания услуг по размещению упаковки, т.е. отхода, и уже самостоятельно нести издержки, связанные с оплатой услуг исполнителя.

Безусловно, для коммерсантов первая модель поведения является наиболее предпочтительной, однако на практике реализация указанной модели весьма затруднительна, поскольку крайне тяжело найти потенциальных покупателей такого рода объектов, а главное обеспечить их экономически выгодный объем для оправдания соответствующих расходов переработчиков при организации процесса по их выборке образующейся упаковки непосредственно из магазинов (торговых объектов). Кроме того, вызывает некоторые вопросы тот факт, что в ФККО содержится указание о том, что упаковка и упаковочных материал из бумаги и картона, в том числе незагрязненные, относятся к категории отходов (например, код ФККО 4 05 180 00 00 0), в связи с чем возникает справедливый вопрос, а может ли указанное предприятие А продать данную упаковку как товар бывший в употреблении (с дефектом), т.е. допустимо ли заключить договор купли-продажи, где объектом будет выступать упаковка, или же указанная упаковка будет являться отходом, поскольку законодательно установлено, что указанный объект является таковым, в том числе в силу прямого определения, содержащегося в ст. 1 ФЗ №89-ФЗ, раскрывающего понятие «отход»: «…вещества или предметы, которые образованы в процессе производства, выполнения работ, оказания услуг или в процессе потребления…».


Негаторный иск. Когда подавать, как выиграть и получить исполнение


В частности, данный вопрос становится еще более интересным, в случае если вспомнить положения ст. 4 ФЗ №89-ФЗ в прежней редакции, где согласно п. 3 содержалось положение о том, что собственник отходов вправе отчуждать эти отходы в собственность другому лицу, передавать ему, оставаясь собственником, право владения, пользования или распоряжения этими отходами, если у такого лица имеется лицензия на осуществление деятельности по использованию, обезвреживанию, транспортированию, размещению отходов не меньшего класса опасности[9]. Между тем, вопрос определения правомерности того или иного подхода является важным на практике, поскольку применяются принципиально отличные нормы законодательства: в случае если в описанной ситуации упаковка будет интерпретироваться в качестве товара, то будут применяться положения о купли–продажи товаров и о техническом регулировании, в случае же если в качестве отхода — ФЗ №89-ФЗ и соответствующие подзаконные акты, предписывающие порядок учета, соблюдения нормативов и лимитов, предоставление отчетности и внесение соответствующих платежей за вред окружающей среде.

Возможность двойственного подхода к толкованию того или иного объекта одновременно как вещи и как отхода, и заключается основании для возникновения весьма сомнительной правовой категории — «право собственности на отходы». Так, в качестве аргументации существования такой правовой категории как «право собственности на отходы» М.В. Пономарев указывает, что отходы производства и потребления являются особым объектом гражданского оборота, движимыми вещами, правовой статус и оборотоспособность которых определяется исходя из общих положений гражданского права с учетом специальных требований, предусмотренных законодательством об отходах производства и потребления и об охране окружающей среды. Особые правила отчуждения и перехода права собственности на отходы тесно связаны с вопросом выполнения их собственником обязанностей по содержанию своего имущества, в частности с соблюдением экологических требований[10].

В учебной литературе также отмечается, что приобретение отходов другими лицами может осуществляться в соответствии с общими правилами гражданского законодательства о договорах по отчуждению имущества (купле–продаже, мене, дарении) и об основаниях приобретения права собственности на бесхозяйные вещи (п. 2 ст. 226 ГК РФ) с особенностями, установленными законодательством об обращении с отходами применительно к их отдельным видам. Например, отчуждение опасных отходов может осуществляться только при наличии соответствующей лицензии у приобретателя[11]. Также, Л.В. Андреева указывает, что право собственности на отходы может быть приобретено другим лицом на основании договора купли-продажи, мены, дарения или иной сделки об отчуждении отходов (п. 1 ст. 4 Закона об отходах). Поскольку деятельность по обращению с отходами I - IV классов опасности подлежит лицензированию, собственник вправе отчуждать их в собственность другому лицу, передавать, оставаясь собственником, право владения, пользования или распоряжения опасными отходами, если у этого лица имеется лицензия на осуществление деятельности в области обращения с опасными отходами (п. 3 ст. 4 Закона об отходах)[12].

В свою очередь М.А. Ермолина отмечает, что право собственности на отходы принадлежит собственнику сырья, материалов, полуфабрикатов, иных изделий или продуктов, а также товаров (продукции), в результате использования которых эти отходы образовались[13].

А.Г. Дудникова указывает, что собственник отхода — это лицо, которое вправе распорядиться данной собственностью свободно, если это не наносит вред охраняемым законом интересам. В части отхода — нельзя распорядиться отходом, просто оставив его в ненадлежащем месте, поскольку таким образом будут нарушены охраняемые законом интересы собственника земельного участка, окружающей среды и т.п. Но собственник отхода имеет право передать отход в собственность лицу, которое правомерно им распорядится[14]. Также, указанный автор отмечает, что отход —это та собственность, от которой собственник с удовольствием отказался бы, если бы смог[15].

Применительно к вопросам распределения договорных обязанностей по внесению платы за негативное воздействие на окружающую среду Е.В. Лунева рекомендует включать в содержание договорной конструкции условие о возложении обязанности по внесению платежей за негативное воздействие на окружающую среду на специализированную организацию, о переходе права собственности на вывозимые отходы производства и потребления, поскольку в гражданско-правовом значении отходы представляют собой вещи, поэтому их правовой режим определяется нормами одновременно как экологического, так и гражданского права[16].

Более того, интерпретация, внедрение и развитие такой правовой категории как право собственности на отходы, в том числе на предмет выделения общей собственности на отходы усматривается и в судебной практике. Так, по одному из дел ВС РФ засвидетельствовал факт наличия прообраза общей собственности на твердые коммунальные отходы у лиц, проживающих на территории многоквартирного дома, указав следующее: «..Управляющие организации, обеспечивая в соответствии с договорами на управление общим имуществом многоквартирных домов, сбор и вывоз коммунально-бытовых отходов, являющихся следствием жизнедеятельности физических лиц, проживающих в многоквартирных домах, действуют, фактически, как представители собственников помещений, а не как лица, осуществляющее деятельность по размещению отходов. … Из указанных норм Жилищного кодекса Российской Федерации и Правил № 491 следует лишь обязанность управляющей организации в интересах собственников помещений организовать сбор и вывоз мусора, принадлежащего последним, а не переход к ней права собственности на отходы. Договором на управление общим имуществом многоквартирных домов не предусмотрен переход права собственности на отходы к управляющей организации. Условие о передаче права собственности не может подразумеваться, оно должно быть прямо выраженным…»[17].

Однако представляется, что несмотря на приведенные точки зрения ученых и практиков выделение права собственности на отходы и развитие указанной правовой категории путем выделения тех или иных ее подвидов является весьма спорным и не вполне корректным шагом в развитии юриспруденции[18].

В связи с чем, как представляется, в целях осуществления критического анализа исследуемого вопроса интересными являются рассуждения Г.С. Васильева, который прокомментировал Определение ВС РФ от 04.02.2015 № 301-КГ14-1670 по делу № А79-4567/2013[19], где Судебная коллегия ВС РФ отменила судебные акты нижестоящих инстанций и признала требование банка о возврате денежных средств, внесенных в качестве платы за негативное воздействие, необоснованным и не подлежащим удовлетворению, поскольку право собственности на отходы, если иное прямо не предусмотрено в договорах на размещение отходов, заключенных со специализированными организациями, остается за природопользователем (банком). В частности, ученый выдвигает следующие тезисы, имеющие отношение к настоящей работе:

  1. сохранение собственности на отходы при сдаче их специализированной организации никак в решении не обосновано современные мусоровозы не просто перемешивают мусор разных отправителей, но и прессуют его. То содержимое мусорного бака, которое раньше можно было считать объектом права собственности природопользователя, исчезает;
  2. сохранение права собственности за природопользователем означает, что и специализированная организация, осуществляющая вывоз отходов, и хозяин полигона, на котором они будут захоронены, совершают операции с чужим имуществом. Полномочия на это нельзя вывести из нормативных актов;
  3. переход права собственности по договору об оказании услуг (договор на оказание услуг по размещению отходов) возможен. Услуга же в обсуждаемом случае состоит в том, что отчуждаемые предметы имеют отрицательную рыночную стоимость, а потому их хозяин не только не может рассчитывать на вознаграждение за свое имущество, но и сам должен заплатить за то, чтобы предмет кто-нибудь приобрел[20].

Несмотря на то, что ученый все–таки не отрицает существование такой правовой категории как «право собственности на отходы», он делает весьма справедливое замечание, которое заслуживает внимания:«право собственности исчезает у собственника имущества, когда последний поименовал его в качестве отхода».

Приведенная ремарка ученого весьма недвусмысленно заставляет вспомнить традиционное определение понятия «права собственности», под которым понимается наиболее полное абсолютное право, относящееся к такой категории прав как вещные права. Как справедливо отмечает Е.А. Суханов — типичным вещным правом является право собственности, сущность которого раскрывается в «господстве над имуществом, имеющим значение вещи». При этом как справедливо отмечает ученый, объектами вещных прав признаются только вещи, материальные предметы (физически осязаемый объект), обладающие пространственными характеристиками, имеющими экономическую форму товара и в силу этого относящиеся к объектам гражданских прав[21]. Иными словами, только вещь может обладать ценностью — вещной ценностью[22], т.е. обладать потребительскими свойствами, позволяющими удовлетворить те или иные потребности лица из соответствующего имущества, в то же время, если вещь не имеет экономической ценности и не может быть рассмотрена в качестве товара такое имущество не является по своей правовой природе вещью и не может признаваться объектом вещных правах — объектом права собственности.

Сказанное дает принципиальные основания для выдвижения тезиса о том, что в случае если лицо указывает, что вещь для него преобразовалась в отход, одномоментно вещь исчезла как объект гражданского оборота и у такого лица пропало право собственности на указанное имущество, поскольку объектом права собственности может быть исключительно имущество, которое обладает вещной ценностью, т.е. потребительскими свойствами.

Также, подчеркивает противоречивость и неоправданность выделения такой правовой категории как «право собственности на отходы» то обстоятельство, что при описанной ранее желаемой модели поведения коммерсанта, связанной с отчуждением групповой, транспортной и иной упаковки, возникает двойственное восприятие одного и того же объекта по одному и тому же договору, а именно: в случае пренебрежения значения (роли) усмотрения и отношения собственника к вещи и указания, что вся групповая, транспортная и иная упаковка является исключительно отходом, то получается, что второе лицо платит за бесполезный в экономическом плане объект, т.е. осуществляет внереализационный расход. Вместе с тем, очевидно, что второе лицо выступает именно в качестве покупателя, поскольку для него указанная упаковка является сырьем (продуктом), обладающим определенной вещной ценностью. Однако в силу общих положений ГК РФ о том, что стороны должны достичь соглашения о предмете договора усматривается прямая невозможность существования двойственного восприятия объекта договора, где одна сторона будет интерпретировать его в качестве отхода, а вторая — в качестве товара.

При указанных обстоятельствах, восприятие того или иного объекта гражданского оборота в качестве вещи или отхода является оценочным и, прежде всего, зависит от отношения собственника к изначальной вещи, в частности: для одних ламповый компьютер, старый автомобиль, продукт жизнедеятельности парнокопытного скота является отходом, а для других — это вещи, имеющие потребительские свойства, которые можно использовать, например, в качестве печатной машинки, транспортного средства или удобрения. Следовательно, необходимо сделать вывод, что в случае если лицо пользуется имуществом или отчуждает его по договору, в соответствии с которым ему выплачивается соответствующее вознаграждение, он относится к указанному объекту как к вещи. Однако в случае же если указанный субъект совершает конклюдентные действия, направленные на избавления от вещи, например, выбрасывает вещь в контейнер, тогда она становится отходом и одномоментно с совершением указанных действий у указанного лица исчезает право собственности, но при этом никакого преобразования (производного способа возникновения) права собственности на вещи в право собственности на отходы не происходит и не может происходить.

Представляется, что это прямо следует из п. 2 ст. 226 ГК РФ, где указано, что лицо, которому принадлежит объект недвижимости, где находится брошенная вещь, либо брошенные лом металлов, бракованная продукция, топляк от сплава, отвалы и сливы, и другие отходы, имеет право обратить их в свою собственность. Также, указанное правило никаким образом не противоречит тому, что в отдельных случаях третье лицо, несвязанное с прежним собственником вещи, может приобрести «выброшенную» вещь по правилам о бесхозяйственной вещи (ст. 225 ГК РФ), кладе (ст. 233 ГК РФ) или переработки (ст. 220 ГК РФ). Однако все указанные модели обращения объектов в собственность являются первичными способами приобретения указанного абсолютного права, которые также возлагают на такого собственника соответствующие права и обязанности, при этом указанные способы не имеют какой–либо связи с ранее действовавшим правом собственности. Аналогичный подход, как представляется, необходимо применять по отношению к процессам сортировки и утилизации отходов, когда в процессе технологической переработки (ст. 220 ГК РФ) возникают новые объекты гражданского оборота (вещи), обладающие полезными свойствами.

Таким образом, допустимо сделать вывод, что отношение субъекта к объекту как к вещи не порождает наступления обязанностей, предусмотренных природоохранным законодательством, в то время как восприятие объекта в качестве отхода является основанием для возникновения дополнительных обязанностей по его обработке, размещению, утилизации и т.д. Аналогичный вывод о том, что отношение субъекта к имуществу, находящемуся у него на праве собственности, играет важную роль для отнесения того или иного объекта к категории отходов усматривается в зарубежном законодательства. В Швеции и Швейцарии - странах, являющихся одними из лидеров по обращению с отходами и реализации политики по устойчивому развитию, содержатся прямые указания на важность определения отношения субъекта к объекту для квалификации его в качестве: вещи или отхода. Так, ч. 1 § 15 Шведского Экологического Кодекса понятие отхода определяется как вещь, материя или вещество, от которой собственник избавляется, собирается избавиться или обязан избавиться в силу закона[23]; в ст. 7 параграфа 2 Федерального закона «Об охране окружающей среды» (Закон об охране окружающей среды, EPA) Швейцарии указывается, что под отходом понимается любое движимое имущество, утилизируемое по воле его обладателя или в целях общественного интереса[24]. Схожее определение содержится в разделе 5 Закона об отходах № 646/2011 Республики Финляндии[25], где помимо указанных сведений, содержится прямое указание, что объект не является отходом, а может рассматриваться в качестве продукта (побочного продукта), если оно является результатом производственного процесса, основной целью которого не является производство этого вещества или объекта и может использоваться непосредственно как есть или без какой-либо дальнейшей обработки.

Следовательно, допустимо резюмировать, что зарубежные правопорядки на законодательном уровне зафиксировали правило о том, что отношение (поведение) субъекта к объекту играет крайне важную роль при интерпретации фактически складывающихся правоотношений и применении соответствующих норм права: к отношениям, связанных с приобретением вещей (побочного продукта) — норм частного права, регулирующего вопросы перехода права собственности; к отношениям, связанным с обращением с отходами,— норм об охране окружающей среды. 

Переходя к наиболее практическому вопросу о том, на кого возлагается соответствующая ответственность в части охраны окружающей среды и соблюдения норм и положений, предписывающих порядок обращения с отходами, необходимо распространить уже сделанный вывод о том, что отношение субъекта к вещи в рамках существующей субъект — объектной связи, а также характер договорных отношений, возникающих в отношениях с участием такого объекта, являются важными обстоятельствами в контексте определения лица, обязанного вносить соответствующую плату за негативное воздействие на окружающую среду и иные экологические платежи.

В данной связи и учитывая, существующую неоднозначность понятийного аппарата в сфере правового регулирования процесса обращения с отходами, а также изобретение искусственной правовой категории — «право собственности на отходы», полагаем, необходимо обратить внимание на чрезвычайно редкий (если не единственный) сделанный судом вывод о том, что при исследовании договорных конструкций необходимо принимать во внимание фактическое отношений сторон к объекту договора, а именно воспринимают ли они в качестве объекта договора услуги, которые оказываются в отношении отходов, т.е. утилизация, размещение, обезвреживание, обработка и т.д., либо субъекты договора под его объектом понимают вещь, которая обладает, по крайней мере, для покупателя вещной ценностью.

При этом несмотря на то, что суд пришел к весьма неоднозначному выводу, часть из его рассуждений заслуживают внимания, в частности, суд указал следующее: «…поскольку в рамках настоящего дела с целью определения лица, обязанного оплачивать экологический сбор, помимо прочего, подлежит установлению вопрос о праве собственности на спорные отходы, договор от 16.08.2011 с учетом дополнительного соглашения от 10.01.2016 подлежит оценке и квалификации в контексте установления его правовой природы, порождаемых им гражданских правоотношениях и их правовых последствиях.Анализ условий договора поставки от 16.08.2011 позволяет сформулировать однозначный вывод о том, что при его заключении между сторонами возникли правоотношения купли-продажи в форме поставки товара, регулируемые главой 30 ГК РФ и предполагающие переход к покупателю права собственности на приобретаемый товар. Как следует из материалов дела, при поставке отходов во исполнение договора от 16.08.2011 между сторонами подписывались товарные накладные по форме ТОРГ-12, содержащие все необходимые сведения и реквизиты, в том числе, ссылку на договор поставки от 16.08.2011. Указанные обстоятельства так же свидетельствуют о наличии между сторонами правоотношений по купле-продаже (поставке) товаров, в рамках которых к покупателю с момента получения товара в силу статьи 223 ГК РФ переходит право собственности на приобретенный товар…»[26].

Следовательно, необходимо отметить, что в случае если лицо воспринимает объект как вещь и реализует правомочие распоряжение путем отчуждения соответствующего объекта, за который ему уплачивается вознаграждение его нельзя воспринимать в качестве лица, у которого образовался отход и существуют обязанности по ведению соответствующей отчетности и внесению тех или иных платежей, связанных с компенсацией негативного воздействия на окружающую среду. В случае если же указанное лицо не совершает активных действий по поиску потенциальных покупателей, т.е. не замыкает производственный цикл (не стремиться к безотходному производству), а следует по наиболее «простому» пути: восприятию объекта в качестве отхода и заключение договора с соответствующим исполнителем по оказанию услуг, связанных с утилизацией или размещением отходов, где такой собственник вещи уплачивает соответствующее вознаграждение за то, что другое лицо избавит его от данного отхода, в связи с исполнением соответствующих обременений, предписанных ГК РФ, именно на такого субъекта будет возлагаться соответствующая обязанность по осуществлению учета, нормированию и соблюдение соответствующих правил и положений, связанных с обращением отходов, а также уплате экологических платежей.

В данной связи, весьма показательным является подход ВС РФ, указывающий, что компенсация за негативное воздействие на окружающую среду зависит от выполнения и/или невыполнения законом установленных обязанностей, в том числе связанных с внесением соответствующих платежей в бюджет, а не с переходом или непереходом соответствующего титула собственника на отходы. Указанный вывод следует из следующего утверждения ВС РФ: «… поскольку предусмотренная законом обязанность по компенсации причиненного окружающей среде вреда в виде внесения платы за негативное воздействие возложена на природопользователя, она не может быть прекращена у Банка только лишь в связи с заключением договора по сбору, вывозу и захоронению ТБО и возникнуть у лиц, оказывающих эти услуги, которым соответствующие денежные средства природопользователем (загрязнителем) для цели их внесения в качестве соответствующего платежа за размещение отходов, не передавались…»[27].

Представляется, что указанный подход является весьма обоснованным, в том числе с точки зрения ст. 236 ГК РФ, которая указывает, что прекращение права собственности на конкретный объект гражданского оборота не означает, что у указанного лица также прекратились все обязанности, в том числе предусмотренные нормами как публичного, так и частного права. Аналогичная ситуация происходит и в договорных отношениях, где момент исполнения (расторжения) договора может не совпадать с моментом прекращения всех обязательств, возникших у его субъектов (сторон договора) с момента его заключения[28]. Таким образом, необходимо резюмировать, что право собственности, являющееся разновидностью вещных прав, возникает и может возникать только у лиц по поводу вещей, но никак ни отходов; при этом обладание соответствующим правом собственности, безусловно, накладывает на лицо соответствующие обязанности по охране окружающей среды и устойчивому развитию условий жизнедеятельности людей.

Все сказанное приводит к выводу о том, что неполное раскрытие по тексту вводных положений специального законодательства об используемой в нем терминологии, приводит к двойственному восприятию фактически складывающихся отношений, а также созданию искусственных и порой надуманных правовых категорий, а, следовательно, возложению необоснованных обязанностей на субъектов экономического оборота. В данной связи, представляется, весьма справедливым является замечание И.А. Игнатьевой о том, что для того чтобы определение понятия «отходы производства и потребления» не вызывало неоднозначных трактовок и сугубо формального подхода при рассмотрении спорных случаев, необходимо совершенствование законодательства об отходах в данном аспекте[29].

Подытоживая настоящее исследование, допустимо сформулировать следующие выводы:

  1. определение, содержащееся в специальном законодательстве, регламентирующее понятие «отход» является общим, не раскрывающим основополагающие положения, связанные с указанием на тот факт, что отношение лица к объекту гражданского оборота является крайне важным фактором для его интерпретации в качестве вещи, имеющей вещную ценность, или отхода, у которого отсутствует соответствующая экономическая составляющая;
  2. правовая природа договорных отношений является показательной характеристикой, указывающей отношение собственника к конкретному объекту: в случае если собственник совершает активные действия по поиску заинтересованных лиц, готовых заплатить за объект, в том числе бывший в эксплуатации, собственник воспринимает указанный объект в качестве вещи. При этом в случае если собственник осуществляет поиск контрагента, способного за плату ликвидировать или избавить его от соответствующего объекта, собственник относится к такому объекту как к отходу, и на него возлагаются соответствующие обязанности, предусмотренные законодательством об охране окружающей среде и обращения с отходами;
  3. использование понятия «право собственности на отходы» является некорректным и необоснованным как с точки зрения публичного, так и частного права, поскольку право собственности как категория вещного права может возникать исключительно на вещь, у которой присутствует вещная (потребительская) ценность, а не у отхода, у которого она, очевидно, отсутствует;
  4. существование обязанности по внесению компенсационных выплат за негативное воздействие на окружающую среду возникает не в связи с тем, что у лица существует право собственности на отходы, а постольку-поскольку у указанного лица помимо прав на конкретную вещь, находящуюся у него на праве собственности, существуют также и обязанности по ее содержанию (утилизации).

 

[1] Аналогичный вывод делает Г.Ф. Шершеневич, задаваясь вопросом: «В самом деле, если кто-либо, помимо собственника, может отчуждать вещь, продать, заложить, то к чему сведутся права собственника?». См.: Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права (по изд. 1907 г.). М.: Спарк, 1995. С.556. 

[2] Федеральный закон от 24.06.1998 № 89-ФЗ (ред. от 31.12.2017) «Об отходах производства и потребления» (с изм. и доп., вступ. в силу с 01.01.2018) // Собрание законодательства РФ. 1998. № 26. ст. 3009.

[3] Письмо Росприроднадзора от 25.05.2016 № РН-03-03-31/9771 «О рассмотрении обращения», Письмо Минприроды России от 16.11.2017 № 12-47/30950 «Об обращении с отработанными трубами нефте- и газопроводов», Письмо Росприроднадзора от 13.07.2015 № ОД-03-04-32/11939 «О рассмотрении обращения» и т.д. // Справочно-правовая система «Консультант Плюс»: [Электронный ресурс] / Компания «КонсультантПлюс».

[7] См., например, Игнатьева И.А. Правовые проблемы определения понятия «отходы производства и потребления» // Экологическое право. 2018. № 1. С. 12 - 19.

[8] См.: п. 5.5 (11) Постановления Правительства РФ от 30.07.2004 № 400 (ред. от 05.10.2018) «Об утверждении Положения о Федеральной службе по надзору в сфере природопользования и внесении изменений в Постановление Правительства Российской Федерации от 22 июля 2004 г. № 370» // Собрание законодательства РФ. 2004. № 32. ст. 3347.

Также, см.: Приказ Росприроднадзора от 22.05.2017 № 242 (ред. от 02.11.2018) «Об утверждении Федерального классификационного каталога отходов» (Зарегистрировано в Минюсте России 08.06.2017 № 47008) // (дата обращения 01.02.2019г.)

[9] Федеральный закон от 24.06.1998 № 89-ФЗ (ред. от 25.11.2013) «Об отходах производства и потребления» // Собрание законодательства РФ. 1998. № 26. ст. 3009.

[10] Пономарев М.В. Право собственности на отходы: правовые проблемы реализации и перехода // Журнал российского права. 2017. № 8. С. 53 - 64.

Также, см.: Зиновкин Н.С. Обзор судебной практики по вопросу платы за размещение отходов производства и потребления // Актуальные проблемы российского права. 2014. № 2. С. 204 - 211.

[11] Российское предпринимательское право: учебник / Д.Г. Алексеева, В.К. Андреев, Л.В. Андреева и др.; отв. ред. И.В. Ершова, Г.Д. Отнюкова. М.: Проспект, 2011. С.201 -367.

[12] Андреева Л.В. Коммерческое (торговое) право: учебник. 3-е изд., перераб. и доп. М.: КНОРУС, 2012. С. 301 – 307.

[13] См.: Ермолина М.А. Принцип платности природопользования и проблемы правоприменения // Правовые вопросы строительства. 2012. № 1. С. 12 - 15.

[14] Дудникова А.Г. Передача права собственности на отходы: кто заплатит за НВОС? // Справочник эколога. 2018. №5. С. 40 – 45.

[15] Дуднигова А.Г. О собственности на отходы Экологический вестник России. 2019 №.1 С. 40

[16] Лунева Е.В. Договорное регулирование внесения платы за размещение отходов: взаимодействие экологического и гражданского права // Экологическое право. 2016. № 1. С. 12 - 16.

[18] См.: Белов В.А. Право собственности на отходы: правая категория или юридическая фикция // Экологический вестник России. 2018. №7. С. 18-21.

[19] Определение Верховного Суда РФ от 04.02.2015 № 301-КГ14-1670 по делу № А79-4567/2013 // Справочно-правовая система «Консультант Плюс»: [Электронный ресурс] / Компания «КонсультантПлюс».

Аналогичная позиция встречается и в иных судебных актах. См.: Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 09.04.2015 N 13АП-343/2015 по делу N А56-64185/2014, Постановление Двадцать первого арбитражного апелляционного суда от 27.01.2016 по делу № А83-2004/2015, Постановление Первого арбитражного апелляционного суда от 04.10.2017 по делу № А43-20389/2016 // Справочно-правовая система «Консультант Плюс»: [Электронный ресурс] / Компания «КонсультантПлюс».

[20] Васильев Г.С. О собственнике отходов - разворот судебной практики // Закон. 2015. № 12. С. 106 - 112.

[21] Суханов Е.А. Вещное право: научно-познавательный очерк. М.: Статут, 2017. C. 14 – 17, 30 – 32, 70.

[22] См.: Белов В.А. Аренда как возвратное обязательство. Дисс. … канд. юрид. наук: 12.00.03 / Белов Валерий Александрович. Москва, 2016. С.73, 94, 123, 125, 180.

[23] Swedish Environmental Code Ds 2000:61 of 01.01.1999 // (дата обращения 02.02.2019г.)

[29] См., например, Игнатьева И.А. Правовые проблемы определения понятия "отходы производства и потребления" // Экологическое право. 2018. № 1. С. 12 - 19.

Добавить комментарий
Входите! Открыто!
Чтобы комментировать, нужно войти на сайт. Введите свой логин и пароль или зарегистрируйтесь. Регистрация займет 1 минуту.
×
Здравствуйте, Вам подарок!

Увлекательное юридическое чтение Это профессиональный сайт для юристов-практиков.
На этой неделе дарим всем юристам полезный подарок: сборник образцов документов документов для юротдела от инхаусов крупных компаний и топовых консалтеров. Эти шаблоны не скачать в интернете!
Чтобы получить сборник и полный доступ ко всем материалам law.ru, нужно зарегистрироваться. Это займет всего полторы минуты.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
Я тут впервые
или войти через соцсети
Зарегистрироваться
×
Ой! Это только для зарегистрированных юристов!

Образцы документов для юротдела Потратьте минуту на регистрацию, чтобы скачать файл и получить полный доступ к любым шаблонам документов для юротдела. Все образцы на нашем сайте составлены инхаусами крупных компаний и сотрудниками топовых юридических фирм. На этой неделе специальный подарок: сборник образцов, которые нельзя скачать в интернете. Подготовлен юристами для юристов.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
Я тут впервые
скачать файл и получить подарок
Зарегистрироваться
×
Скорее получите документ!

Этот документ доступен только юристам, который зарегистрированы на law.ru. Введите свой логин и пароль, или пройдите короткую регистрацию.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
Я тут впервые
или войти через соцсети
Получить документ
×
Стоп, снято!

Смотрите видео после быстрой регистрации. Мы заботимся о качестве контента, поэтому вынуждены ограничивать доступ к лучшим материалам.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
Я тут впервые
Это займет всего минуту
Зарегистрироваться
Сайт использует файлы cookie. Они позволяют узнавать вас и получать информацию о вашем пользовательском опыте. Это нужно, чтобы улучшать сайт. Посещая страницы сайта и предоставляя свои данные, вы позволяете нам предоставлять их сторонним партнерам. Если согласны, продолжайте пользоваться сайтом. Если нет – установите специальные настройки в браузере или обратитесь в техподдержку.