17 готовых образцов претензий на все случаи жизни >>
Юрист компании

Сроки обращения в суд превращаются… Превращаются сроки… В поле судейского усмотрения

12 марта 2019
492
0
Как суды решают вопрос об уважительности причин пропуска срока исковой давности в трудовых спорах.

Согласно статье 392 Трудового кодекса Российской Федерации (далее – ТК РФ), за разрешением индивидуального трудового спора работник имеет право обратиться в суд в течение 3 месяцев со дня, когда он узнал или должен был узнать о нарушении своего права, а по спорам об увольнении – в течение 1 месяца со дня вручения ему копии приказа об увольнении либо со дня выдачи трудовой книжки. За разрешением спора о невыплате/неполной выплате заработной платы и других выплат работник имеет право обратиться в суд в течение 1 года со дня установленного срока выплаты указанных сумм. При пропуске срока обращения в суд по уважительной причине он может быть восстановлен судом (часть 4 статьи 392 ТК РФ).

В правоприменительной практике сформировался перечень обстоятельств, которые суды рассматривают в качестве уважительных причин для восстановления пропущенного срока. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 № 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации» (далее – Постановление Пленума № 2) в качестве уважительных причин пропуска срока обращения в суд рассматривает обстоятельства, препятствовавшие работнику своевременно обратиться с иском в суд за разрешением индивидуального трудового спора:

  • болезнь,
  • командировка,
  • невозможность обращения в суд вследствие непреодолимой силы,
  • необходимость осуществления ухода за тяжелобольными членами семьи.

Читайте в журнале «Трудовые споры»: Работник опоздал с иском. Когда нет оснований восстанавливать срок


При этом данный перечень не является закрытым, что следует как и из самой формулировки пункта 5 Постановления Пленума № 2, так и из его понимания судами нижестоящих инстанций (например, Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 13.02.2018 № 33-294/2018 по делу № 2-622/2017, Апелляционное определение Магаданского областного суда от 26.07.2018 № 33-511/2018 по делу № 2-1358/2018).

Срочное сообщение для юриста! В офис пришла полиция

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29.05.2018 № 15 «О применении судами законодательства, регулирующего труд работников, работающих у работодателей - физических лиц и у работодателей – субъектов малого предпринимательства, которые отнесены к микропредприятиям» (далее – Постановление Пленума № 15), к уважительным причинам пропуска срока на обращение в суд за разрешением индивидуального трудового спора отнесло обращение работника с нарушением правил подсудности в другой суд, если первоначальное заявление по названному спору было подано этим работником в установленный статьей 392 ТК РФ срок.

В пункте 16 указанного Постановления разъяснено что, оценивая, является ли то или иное обстоятельство достаточным для принятия решения о восстановлении пропущенного срока, суд не должен действовать произвольно, а обязан проверять и учитывать всю совокупность обстоятельств конкретного дела, не позволивших работнику своевременно обратиться в суд за разрешением индивидуального трудового спора.

Данный подход в полной мере соотносится с позицией Конституционного суда Российской Федерации, изложенной в Определении Конституционного Суда РФ от 17.12.2008 № 1087-О-О.

Однако, далее по тексту Пленум Верховного суда РФ приводит следующий пример: «Например, об уважительности причин пропуска срока на обращение в суд за разрешением индивидуального трудового спора может свидетельствовать своевременное обращение работника с письменным заявлением о нарушении его трудовых прав в органы прокуратуры и (или) в государственную инспекцию труда, которыми в отношении работодателя было принято соответствующее решение об устранении нарушений трудовых прав работника, вследствие чего у работника возникли правомерные ожидания, что его права будут восстановлены во внесудебном порядке».

Таким образом, Верховный суд РФ проиллюстрировал новое, дополнительное обстоятельство, которое должно быть оценено судами в качестве уважительной причины пропуска срока на обращение в суд, и установил два основных критерия, позволяющих нижестоящим судам восстанавливать пропущенный срок:

  • работник до обращения в суд обращался за защитой своих прав в контрольно-надзорные органы,
  • обращение работника было признано обоснованным и в отношении работодателя было принято соответствующее (то есть именно в связи с обращением работника и по предмету этого обращения) решение об устранении нарушений трудовых прав работника.

Напомню, что ранее основной подход судов при рассмотрении вопроса о пропуске работником срока на обращение в суд в такой ситуации был иным. Суды указывали, что:

  • ТК РФ не содержит положений об обязательном претензионном порядке разрешения индивидуальных трудовых споров, в связи с чем ссылки истцов на пункт 3 и пункт 4 статьи 200 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ) не принимались во внимание;
  • индивидуальные трудовые споры рассматриваются комиссиями по трудовым спорам и судами, и если комиссия по разрешению трудового спора не создавалась, истец должен был своевременно обратиться в суд;
  • тот факт, что работник обратился в государственную инспекцию труда (далее – ГИТ) и/или органы прокуратуры (далее – Прокуратура) за защитой нарушенного права и ожидал ответ по результатам проверки, не является уважительной причиной пропуска срока исковой давности для обращения в суд, поскольку вне зависимости от результатов проверки истец был вправе обратиться в орган, правомочный рассмотреть индивидуальный трудовой спор.

Вышеприведенный подход являлся доминирующим в судебной практике, и некоторые суды придерживаются его до сих пор (например, апелляционное определение Воронежского областного суда от 10.07.2018 по делу 33-4812/2018, апелляционное определение Верховного суда Республики Башкортостан от 17.07.2018 по делу 33-13900/2018, апелляционное определение Приморского краевого суда от 16.10.2018 по делу № 33-9992/2018, апелляционное определение Самарского областного суда от 22.01.2019 по делу № 33-515/2019, апелляционное определение Свердловского областного суда от 13.02.2019 по делу № 33-2126/2019).

На первый взгляд сформированный в Постановление Пленума № 15 подход представляется логичным: работник обнаружил, что его права нарушены, обратился в контрольно-надзорные органы, которые вынесли соответствующие постановления. Полагая, что он принял достаточные меры для восстановления нарушенного права, и нарушение будет устранено в административном порядке, работник бездействует и, по сути, у него отсутствует вина в пропуске срока, установленного законом для обращения в суд.

Но, соответственно, как минимум, должно иметь место нарушение закона, которое зафиксировано ГИТ или Прокуратурой. Ведь только в связи с тем, что такие нарушения выявлены «у работника возникли правомерные ожидания, что его права будут восстановлены во внесудебном порядке», как указывает Верховный суд РФ.

Между тем, исходя из формулировки примера в Постановлении Пленума № 15, получается, что при обращении в суд работник может рассчитывать на признание причины пропуска срока уважительными и восстановление срока на обращение в суд только если восстановления нарушенного права не произошло. Таким образом, Постановление Пленума № 15 не противоречит статье 382 ТК РФ и сформировавшейся судебной практике, а скорее дополняет открытый перечень уважительных причин, приведенный в пункте 5 Постановления Пленума № 2.

При рассмотрении дел, в которых встает вопрос о наличии, либо отсутствии уважительных причин пропуска срока на обращение в суд пункт 16 Постановления Пленума № 15 последнее время пользуется у нижестоящих судов неизменной «популярностью». Кроме того, как суды, так и доктрина, восприняли данный подход однозначно расширительно: пункт 16 применяется при рассмотрении вопроса о пропуске срока всеми работниками, а не только работниками, работающими у работодателей - физических лиц и у работодателей, которые отнесены к микропредприятиям.

Однако, подход Пленума Верховного Суда РФ не только не был воспринят единообразно «нижестоящими» судами, но даже на уровне самого Верховного суда РФ сложилось крайне противоречивое применение его положений.

В ноябре прошлого года Верховный суд РФ рассмотрел дело, в котором пришел к выводу о том, что работник не пропустил срок на обращение в суд в связи с наличием уважительных причин (определение Верховного суда РФ от 26.11.2018 № 30-КГ18-4, далее – дело № 1).

В данном деле суды рассматривали иск о восстановлении на работе. В месячный срок, установленный законом, работник обратился в ГИТ и Прокуратуру. Прокуратура усмотрела в действиях работодателя нарушения норм закона и сообщила работнику о необходимости обратиться за защитой своих прав в суд.

Суд первой инстанции по-старинке отметил, что контрольно-надзорные органы не являются органами по рассмотрению индивидуальных трудовых споров, соответственно, оснований для признания пропуска срока по уважительным причинам в связи с обращением в контрольно-надзорные органы не имелось, в иске было отказано по причине пропуска срока обращения в суд.

Коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ сочла, что поскольку Прокуратура установила факты нарушения закона, и истец обратился в суд за защитой своего права в разумный срок (через 10 дней) после завершения проверки Прокуратуры и доведения ее результатов до сведения истца, срок на обращение в суд стоит считать пропущенным по уважительной причине. Коллегия указала, что «направляя письменные обращения по вопросу незаконности его увольнения с должности … в ГИТ и органы прокуратуры» истец «правомерно ожидал, что в отношении его работодателя будет принято соответствующее решение об устранении нарушения его трудовых прав» и они будут восстановлены «во внесудебном порядке».

Таким образом, Верховный суд РФ в полном соответствии с пунктом 16 Постановления Пленума № 15 восстановил пропущенный срок в ситуации, когда работник обратился в суд а) после установления контрольно-надзорным органом факта нарушения закона по существу требования работника и б) в небольшой интервал времени (в разумный срок) после получения соответствующих сведений от контрольно-надзорного органа.

В другом деле Верховный суд Российской Федерации восстановил срок исковой давности работнику, который обратился в суд с требованием о взыскании премии больше чем через 2,5 года после предполагаемого нарушения работодателем права на премию (определение ВС РФ от 28.02.2019 № 78-КГ18-74, далее – дело № 2). При этом в деле № 2 ситуация была несколько иная, нежели в примере, приведенном в Постановлении Пленума № 15 и в деле № 1.

При проверке по жалобе работника ГИТ выявила в действиях работодателя нарушения трудового законодательства, но они не были связаны непосредственно с требованием работника-истца, а, соответственно, и с предметом спора.

Особенность данного дела также состоит в том, что истец имел высшее юридическое образование и работал в организации ответчика начальником судебно-претензионного отдела. Учитывая, что «суд не должен действовать произвольно, а обязан проверять и учитывать всю совокупность обстоятельств конкретного дела, не позволивших работнику своевременно обратиться в суд за разрешением индивидуального трудового спора», суды первой и второй инстанций указали, что поскольку, будучи дипломированным юристом, истец не мог не знать о сроках, установленных законом для обращения в суд, истец имел возможность обратиться в суд в установленный законом срок, так как 21 день находился в ежегодном оплачиваемом отпуске. При этом нужно отметить, что возможность обращаться с неоднократными претензиями и запросами в адрес работодателя, контрольно-надзорных органов и депутатов, судя по обстоятельствам дела, у истца имелась.

Однако, при рассмотрении указанного дела, Верховный суд РФ сослался на статью 7 Конституции РФ и на «необходимость сохранение условий, обеспечивающих выполнение ею (женщиной) социальной функций, связанных с материнством и детством», и увидел игнорирование данной «совокупности обстоятельств» судами нижестоящих инстанций.

Также судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ усмотрела ограничение права истца на судебную защиту, поскольку суды первой и апелляционной инстанций указали, что истец мог воспользоваться услугами представителя, и, таким образом, они не учли положения части 1 статьи 48 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации. Между тем, при рассмотрении спора (начиная с первой инстанции) интересы работника в суде отстаивал представитель. Это видно, как минимум, из «карточки дела», размещенной в системе ГАС РФ «Правосудие» и из текста решения суда первой инстанции по делу № 2-3225/2017. Таким образом в данной части выводы Верховного суда входят в прямое противоречие с обстоятельствами дела и процессуальным поведением истца в период рассмотрения спора. Но это уже другой интересный вопрос.

Определение по делу № 2 кардинально противоречит позиции Постановления Пленума № 15: контрольно-надзорные органы не выявили в действиях работодателя нарушения закона в части предмета спора. Несмотря на то, что ответ от ГИТ и Прокуратуры истец получил в конце 2014 года, в суд с иском он обратился лишь 26.01.2017.

Таким образом, Верховный суд РФ в определении по делу № 2 не просто расширительно применил разъяснения Постановлении Пленума № 15. Со ссылками на Конституцию РФ он допустил произвольное толкование пункта 16, применив его при этом в разрез с изначальным смыслом всего Постановления и принципом состязательности сторон гражданского процесса. Также фактически были поставлены под сомнение разумность и соразмерность сроков, установленных законом для обращения в суд, несмотря на то, что данный вопрос неоднократно выносился на рассмотрение Конституционного суда Российской Федерации, который признал эти сроки «достаточными для обращения в суд» (Определение от 17.12.2008 № 1087-О-О).

Формально-юридически положения ст. 195 ГК РФ, согласно которым исковой давностью признается срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено, позволяют в полной мере относить установленные ТК РФ сроки для защиты трудовых прав к срокам исковой давности[1].

При этом, как совершенно верно отметил Конституционный суд РФ, институт исковой давности в гражданском праве имеет целью упорядочить гражданский оборот, создать определенность и устойчивость правовых связей, дисциплинировать их участников, обеспечить своевременную защиту прав и интересов субъектов гражданских правоотношений, поскольку отсутствие разумных временных ограничений для принудительной защиты нарушенных гражданских прав приводило бы к ущемлению охраняемых законом прав и интересов ответчиков и третьих лиц, которые не всегда могли бы заранее учесть необходимость собирания и сохранения значимых для рассмотрения дела сведений и фактов. Применение судом по заявлению стороны в споре исковой давности защищает участников гражданского оборота от необоснованных притязаний и одновременно побуждает их своевременно заботиться об осуществлении и защите своих прав (Определение КС РФ от 03.11.2006 № 445-О).

Искусственно созданный Верховным судом РФ прецедент, согласно которому в которой при отсутствии законных (в узком смысле) оснований по сути приостанавливается течение срока исковой давности, представляется крайне негативным с точки зрения дальнейшего формирования судебной практики и, в первую очередь, грозит нарушить баланс интересов сторон трудовых правоотношений: поставить работодателя в ситуацию, когда через 3 года к нему могут быть предъявлены требования, зачастую просто направленные на неосновательное обогащение недобросовестных работников. Не основанный на законе, квазидосудебный порядок разрешения спора путем обращения в ГИТ и/или Прокуратуру в отсутствие у последних полномочий на разрешение индивидуальных трудовых споров станет для недобросовестных участников трудовых правоотношений способом восстановления срока на обращение в суд и взыскания больших компенсаций за период вынужденного прогула.

Кроме того, формирование подобного подхода судов приведет к кратному росту нагрузки на контрольно-надзорные органы, которые, будучи связанными в своей деятельности требованиями закона и административных регламентов, начнут рассматривать в большом количестве зачастую формальные и необоснованные заявления работников, что, разумеется, негативно отразиться на эффективности их работы.

Столь неединообразное применение Верховным судом пункта 16 Постановления Пленума № 15 само по себе вызывает удивление. К сожалению, в настоящее время аналогичную судебную практику можно встретить и на уровне апелляционной инстанции некоторых субъектов Российской Федерации (например, апелляционное определение Московского городского суда от 10.10.2018 по делу № 33-44030, апелляционное определение Московского городского суда от 16.01.2019 по делу № 33-1270, апелляционное определение Курского областного суда от 17.01.2019 № 33-162-2019).

Примечательно, что такой подход не имеет ничего общего с идеей, заложенной Постановлением Пленума № 15, и противоречит цели реальной защиты прав работников, которые не имеют возможности обратиться в суд в рамках установленного законом срока в силу объективных причин.

Из изложенного можно сделать вывод, что при рассмотрении трудовых споров со схожими фактическими обстоятельствами подход судов общей юрисдикции при рассмотрении вопроса об уважительности причин пропуска срока исковой давности не должен сводится к формальному следованию позиции Постановления Пленума № 15. Необходимо, чтобы суды учитывали цели, которые преследовала высшая судебная инстанция, давая соответствующие разъяснения, и фактические обстоятельства каждого дела. В противном случае в судебной практике может возобладать тенденция, направленная, с одной стороны, на стимулирование недобросовестного поведения работников-истцов, и, с другой стороны, умаляющая право работодателя на эффективную судебную защиту.


[1] Пресняков М.В. Сроки исковой давности в трудовом праве: о словах и терминах // Журнал российского права. 2018. № 3. С. 53 – 65.

Незаменимые помощники в работе юриста


Юрист компании

Система Юрист
Система Юрист

Высшая школа юриста
Высшая школа юриста


Программа
учета судебных дел XSUD


Проверка контрагентов
для юристов

Добавить комментарий
Входите! Открыто!
Чтобы комментировать, нужно войти на сайт. Введите свой логин и пароль или зарегистрируйтесь. Регистрация займет 1 минуту.
×
Здравствуйте, Вам подарок!

Увлекательное юридическое чтение Это профессиональный сайт для юристов-практиков.
На этой неделе дарим всем юристам полезный подарок: книгу о недействительных сделках.
Чтобы получить книгу и полный доступ ко всем материалам law.ru, нужно зарегистрироваться. Это займет всего полторы минуты.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
Я тут впервые
или войти через соцсети
Зарегистрироваться
×
Пожалуйста, зарегистрируйтесь на сайте и скачайте файл!

Вы сможете скачать любые документы и получите бесплатный доступ ко всем материалам на сайте.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
Я тут впервые
и скачать файл
Зарегистрироваться
×
Сайт использует файлы cookie. Они позволяют узнавать вас и получать информацию о вашем пользовательском опыте. Это нужно, чтобы улучшать сайт. Посещая страницы сайта и предоставляя свои данные, вы позволяете нам предоставлять их сторонним партнерам. Если согласны, продолжайте пользоваться сайтом. Если нет – установите специальные настройки в браузере или обратитесь в техподдержку.