Активировать демодоступ >>

Юрист компании

Исчезающий суд и ускользающая победа. Тайны судебной статистики

Исчезающий суд и ускользающая победа. Тайны судебной статистики
Изучив судебную статистику, ученые обнаружили явление грандиозных масштабов, которое, поразительным образом, до сих пор никто не замечал...

***

Рис.: График из обсуждающейся далее статьи
(Alexandra D. Lahav & Peter Siegelman)

***

Что может быть скучнее судебной статистики?  Столько-то гражданских дел, столько-то уголовных, столько-то осужденных, столько-то оправданных...

Однако статистические данные могут открыть достаточно подготовленному исследователю глаза на фундаментальные закономерности и масштабные процессы в структуре правовой системы, которые подчас ненаблюдаемы невооруженным глазом. 

В США, в отличие от некоторых других стран, судебная статистика развита очень неплохо, что дает исследователям обширнейший материал для разного рода изысканий.  Некоторые из статистических закономерностей хорошо известны, а их причины более или менее детально изучены. Некоторые другие, напротив, падают на обнаруживших их исследователей как снег на голову, оставляя их в полной  растерянности насчет причин обнаруженного феномена...

42 полезных документа для юриста компании

***

Одна из наиболее ярких тенденций, демонстрируемых судебной статистикой США, получила название, которое можно приблизительно перевести как «исчезающий суд» (vanishing trial).  Этот термин введен в обращение профессором-правоведом Марком Галантером в 2002 году.  

Точнее говоря, trial означает не суд и не даже судебный процесс, а лишь основное судебное заседание, то есть то заседание, на котором стороны предъявляют доказательства, а присяжные или судья их оценивают и устанавливают факты дела.  (Увы, простым способом перевести этот термин на русский язык не представляется возможным, так что далее я пользуюсь разнообразными заменителями, приводя английский термин в скобках.) 

Так вот, процент дел, которые доходят до основного судебного заседания (trial), в последние десятилетия радикальнейшим образом сократился.  Во всех остальных случаях дела тем или иным образом разрешаются на более ранней стадии процесса.  Иначе говоря, они разрешаются либо судьей без исследования доказательств (то есть, как правило, исходя из не оспариваемых сторонами фактов) либо самими сторонами в порядке внесудебного соглашения. 

Что касается гражданских споров, рассмотренных федеральными судами США, в 1962 году процент дел, дошедших до основного заседания (trial), составлял 11,5%, в 2002 году – 1,8%, а в 2016 году – всего лишь 1%!

Количество уголовных дел, дошедших до основного судебного заседания (trial) за последние десятилетия тоже радикально упало, как в процентном, так и в абсолютном выражении.  В 1973 году в федеральных судах состоялось 8,5 тыс. основных судебных заседаний (trial), а в 2016 – только 1,9 тыс.  Сегодня едва ли не все уголовные дела решаются признанием вины (97% всех осужденных в 2015 году против 50% в 1908 году)! Обычно обвиняемый признает свою вину в рамках сделки с обвинением (plea agreement), а судья затем просто утверждает эту сделку и выносит приговор.

In 1908, about 50% of all federal criminal convictions were obtained by a guilty plea. By 1916, the rate had risen to 72%, and by 1925, guilty pleas represented nearly 90% of all convictions. In 1993, the rate of guilty pleas was 88.5%. That number increased to 97.1% in 2015 with a criminal trial rate of only 2.9%. Data provided by the Administrative Office of the United States Courts (“AO”) further confirms that the number of criminal defendants terminated by trial has decreased significantly since 1970. In fiscal year (“FY”) 1973, the judiciary completed 8,529 criminal trials, but in FY 2016, the judiciary completed 1,859 criminal trials.

U.S. v. Walker (2017) (footnotes omitted)

В 2016 году из 77 тысяч обвиняемых в федеральных судах было осуждено 70 тыс., причем 68 тыс. признали себя виновными, в связи с чем до судебного заседания по исследованию доказательств (trial) процесс не дошел.  Из тех 7 тысяч, которые не были осуждены, лишь менее 300 были оправданы в результате основного судебного заседания, в остальных случаях дело было прекращено на более ранней стадии. 

***

Газетные отчеты рисуют душераздирающие картины пустующих зданий судов и тоскующих без полноценных судебных процессов судей.

For Judge Lewis A. Kaplan, who has handled some of the nation’s most important terrorism cases, it has been 18 months since his last criminal jury trial.

“It’s a loss,” Judge Kaplan said, “because when one thinks of the American system of justice, one thinks of justice being administered by juries of our peers. And to the extent that there’s a decline in criminal jury trials, that is happening less frequently.”

The national decline in trials, both criminal and civil, has been noted in law journal articles, bar association studies and judicial opinions. But recently, in the two federal courthouses in Manhattan and a third in White Plains (known collectively as the Southern District of New York), the vanishing of criminal jury trials has never seemed so pronounced.

The Southern District held only 50 criminal jury trials last year, the lowest since 2004, according to data provided by the court. The pace remains slow this year.

In 2005, records show, there were more than double the number of trials: 106. And decades ago, legal experts said, the numbers were much higher.

“It’s hugely disappointing,” said Judge Jed S. Rakoff, a 20-year veteran of the Manhattan federal bench. “A trial is the one place where the system really gets tested. Everything else is done behind closed doors.”

New York Times, 7 Aug. 2016

В недавнем деле один из районных судей США (Joseph Goodwin) не выдержал и совершил нечто неслыханное.  Он отказался утвердить сделку некого наркодилера с обвинением, сославшись на то, что эта сделка не в публичных интересах.  По мнению судьи, наркодилера надо судить в полноценном процессе!

По словам судьи, привычный тезис о том, что система уголовной юстиции перегружена, приводимый в пользу системы сделок с обвинением, давно уже не работает.  Ведь число полноценных судебных процессов падает, а число гособвинителей только растет!  Так, в 1973 году каждый федеральный гособвинитель в среднем вел 8 процессов (trial), а в 2016 году – только 0,3.  То же касается и судей: их число увеличивается, а число полноценных судебных процессов уменьшается.  В 1973 году на одного районного судью США приходилось в среднем 22 полноценных процесса (trial), а в 2016 году – только 2,8.

The courts are no longer overburdened. Federal prosecutors are no longer overworked. To illustrate, despite the decline in criminal trials, the number of federal prosecutors has steadily increased since 1970. According to the Annual Statistical Reports (“ASRs”) published by the Executive Office for United States Attorneys, between FY 1970 and FY 2010, the average number of federal prosecutors increased more than sevenfold— from 809 in 1970 to 6,075 in 2010. In FY 2016, the number of federal prosecutors had grown to 6,293.

Given the inverse relationship between trials and federal prosecutors, there has been a steady decrease in the average number of criminal trials handled per federal prosecutor. In FY 1973, each federal prosecutor handled over eight criminal trials on average. By FY 2016, the average number of criminal trials handled by each federal prosecutor plummeted to 0.29 trials.

It is no surprise that the judiciary has also experienced a decreased criminal trial load. Like federal prosecutors, the number of authorized Article III district court judgeships rose from 394 in 1970 to 663 in 2015. Accordingly, the number of criminal trials handled per district judgeship dropped from over twenty-one per year in 1973 to fewer than three per year in 2016. Thus, like federal prosecutors, district court judges are not overburdened by trials.

U.S. v. Walker (2017) (footnotes omitted)

В судебный акт включено несколько графиков, иллюстрирующих эти удивительные статистические данные...

***

Что касается уголовной юстиции, причины «исчезновения суда» вполне понятны.  Действующая система вынесения приговоров (U.S. Sentencing Guidelines, 1989) явным образом направлена на то, чтобы склонить обвиняемого к сделке с правосудием: признать себя виновным в обмен на снятие части обвинений.  Доведение дела до основного судебного заседания (trial) существенно повышает вероятное наказание!

С гражданским процессом сложнее.  Исследователи выделяют целый ряд причин загадочного «исчезновения», в том числе отношение судей, которые для ускорения процесса давят на стороны, склоняя их к внесудебному соглашению. 

On the criminal side, there was near unanimity that the federal sentencing guidelines are responsible for the decline in the criminal trial. They impose a substantial penalty on a defendant who chooses to exercise his right to a trial—and since they appear to have been designed to encourage or coerce, depending upon your view, defendants to enter into plea agreements, they appear to be working. Fewer defendants today will take the risk that is associated with a trial. It may be no more complex than that.

On the civil side, the causes are more complicated and perhaps more difficult to separate. The explosion in new case filings is certainly at least partly to blame for the vanishing trial. As case filings continue to climb—federal courts disposed of 258,000 civil cases in 2002—judges have to cope with ever-increasing dockets. The sheer time it takes to manage these large caseloads may place such pressure on court resources that there simply isn’t the time to try many cases. Or, put differently, judges are placed under enormous pressure to dispose of as many cases as possible.

Думается, однако, что ключевую роль играет то обстоятельство, что в США чрезвычайно развита процедура досудебного раскрытия доказательств (discovery), в связи с чем в подавляющем большинстве случаев факты дела становятся полностью ясны обеим сторонам на ранней стадии процесса, и в оценке доказательств просто не возникает необходимости.  Дело разрешается на основании неоспоренных фактов, если, конечно, сами стороны, узнав эти факты, сами не придут к соглашению. 

***

Другая замечательная статистическая тенденция, демонстрируемая данными по гражданским процессам в США, была обнаружена буквально только что.  Профессора Университета Коннектикута Александра Лахав и Питер Зигельман в июне 2017 года опубликовали препринт, в котором представили научной общественности результат своих наблюдений, которые они сами характеризуют как «ошеломительный» (astonishing).  

Правоведы задались простым вопросом – какова вероятность выигрыша истца в гражданском судебном процессе?  Несомненно, ответ на этот вопрос имеет огромное практическое значение для всех участников судебных споров!

Изучив официальную судебную статистику за несколько десятилетий, профессора обнаружили явление грандиозных масштабов, которое, поразительным образом, до сих пор никто не замечал.

В 1985 году процент выигрышей составлял 70%.  (Процент вычисляется по отношению к общему числу споров, разрешенных судом, будь то в основном заседании (trial) или на предварительной стадии, но не включая те споры, в которых стороны пришли к внесудебному соглашению.)  Затем в течение 10 лет эта доля почти непрерывно падала, и в 1995 году уменьшилась вдвое(!), достигнув 35%.  На этом уровне доля выигрышей и стабилизировалась, проявляя, однако, заметную волатильность (склонность к быстрым и хаотическим изменениям), ранее ей не свойственную.

For 40 quarters starting in 1985, the plaintiff win rate in adjudicated civil cases in Federal courts fell almost continuously, from 70 percent to 35 percent, where it remained—albeit with increased volatility—for the next 15 years. We explore, and largely reject, several possible explanations for this surprising finding. Although the reason for the falling win rate remains a mystery, we conclude that courts may need to justify decisions not only in individual cases, but at a systemic level.

The Curious Incident of the Falling Win Rate (2017)

***

Обнаруженный феномен поставил ученых в тупик.  Что же такое происходило с американским правопорядком в 1985-1995 годах, и почему никто об этом не знал?

Профессорам не удалось обнаружил никаких радикальных изменений в методике сбора и обработки статистических данных в этот период, так что обнаруженный ими эффект, видимо, не был лишь артефактом наблюдателя.  В чем же тогда дело?

Исследователи выдвигают для объяснения эффекта целый ряд альтернативных теорий и обсуждают степень их убедительности.  По большей части теории выглядят довольно слабыми.

Быть может, истцы стали подавать больше необоснованных и плохо обоснованных исков? 

Perhaps the win rate drop reflects a fall in the “quality” of cases that are initially filed. Could it be that for 10 years, starting in 1985, plaintiffs brought increasingly less-meritorious lawsuits, and the drop in the win rate is simply the result of worse cases being brought?

Но, как замечают ученые, в рассматриваемый период общее количество исков, предъявленных в федеральных судах, не увеличилось, а сократилось.  Получается, истцы стали подавать меньше хорошо обоснованных исков? Но, собственно, почему?  Это представляется маловероятным.

Быть может, дело в ответчиках?  Возможно, они стали правильнее оценивать свои шансы, отказываясь заключать внесудебное соглашение в тех случаях, где у них есть хорошие шансы на выигрыш? 

Perhaps the falling win rate reflected a growing willingness by defendants to adjudicate (winning) cases that they had previously settled ... .

Это могло бы объяснить увеличение процента выигрыша ответчиков в спорах, разрешенных в суде.  Однако статистика показывает, что процент дел, разрешенных непосредственно в суде (а не в результате внесудебного соглашения) на самом деле не увеличивался, а уменьшался.  К тому же непонятно, почему это ответчики вдруг поумнели, а истцы остались такими же глупыми, как и были.  Ведь они тоже могут корректировать свою тактику, заключая внесудебное соглашение или отказываясь от иска при слабых шансах на успех – а это привело бы к обратному эффекту!

...any change in settlement practice capable of explaining the win rate decline would have to be asymmetric. If both sides became better at predicting adjudicated outcomes, we might expect fewer litigated cases, but no change in the success rate of the cases that make it to an adjudication. It is not obvious why selective settlement—even if it occurred—should have favored defendants.

Тогда, быть может, дело в судьях?  Возможно, со сменой поколений изменилось их отношение к гражданским спорам и участникам гражданских процессов? 

Perhaps judicial attitudes towards plaintiffs changed during this period, making judges more skeptical of plaintiff claims. This is a difficult theory to prove directly. And even if true, it wouldn’t guarantee a falling win rate, because of offsetting selection effects discussed earlier. Nor is there a good explanation for why judges might have become increasingly hostile to plaintiffs for a ten year period and then abruptly stopped.

Можно предложить, например, такое объяснение.  Судья старой закалки видел в типичном истце несправедливо обиженного гражданина, и считал своим долгом защитить его от обидчика, то есть от ответчика.  Поэтому в случае сомнений судья разрешал спор в пользу истца.  Судье же нового поколения прототипический истец представляется как недобросовестный сутяга, пытающийся вытрясти деньги из несчастного ответчика.  И в случае сомнений судья решает дело в пользу ответчика!

Эта теория может показаться пугающей.  Если она верна, то американская правовая система радикально изменилась в конце XX века.  Законы и прецеденты остались теми же самыми, но те дела, которые раньше разрешались в пользу истца, теперь разрешаются в пользу ответчика!  Причем этот тектонический сдвиг произошел без какого-либо участия законодателей и даже, по-видимому, без сознательного участия судей.  Более того, его вообще никто не заметил!

Впрочем, и эта теория не убеждает авторов.  В частности, они указывают на то, что само по себе изменение судейского отношения не обязательно влечет изменение процента выигрышей, ведь стороны могут скорректировать свою тактику, разрешая бесперспективные споры вне суда.  (В условиях идеальной информированности сторон процент выигрыша вообще должен всегда быть 50 на 50!) 

К тому же эта теория, как, собственно, и все остальные, не объясняет того, почему вероятность падала в течение 10 лет, а потом остановилась...

***

Авторы продолжают свое исследование загадочного феномена падения шансов выиграть иск, который можно было бы назвать феноменом «ускользающей победы». Двадцать восемь страниц работы заполнены формулами, таблицами и графиками.  Правоведы исследуют статистические данные с разных сторон, рассматривают статистику в разрезе различных типов дел, выдвигают самые разнообразные теории. 

В конечном счете ни одна из теорий не кажется ученым удовлетворительной.  Однако, по мнению авторов, принцип верховенства права (rule of law) требует объяснения для столь масштабного явления.  Ведь оно ставит под вопрос и нейтральность судей, и саму состоятельность процесса принятия судебных решений!

The rule of law has traditionally been understood to require judges to give reasons justifying their decisions at the level of the individual case—hence, the judicial opinion.57 But plaintiff win rates are a kind of “emergent” property of the system by which cases are brought and decided, and we suggest that the rule of law also requires a justification for this higher-order phenomenon in addition to the outcome of each case taken separately. ...

even if any aggregate win rate is justifiable, a change in the win rate such as we have documented seems to call for an explanation. This type of change is only visible at a systemic level; and it calls into question both judicial neutrality over time and the rule of law value of consistency in decision-making. ...

While we have been unable to provide a systemic explanation for the falling win rate, we hope we have at least encouraged others to try to get to the bottom of what happened and what it means. Our findings also point to a need for more theoretical work on what kinds of systemic justifications are required by the rule of law, in addition to those provided by judges’ explanations of their holdings in individual cases.

В итоге профессора признаются, что они оказались не в состоянии предъявить системного объяснения для обнаруженного ими загадочного явления, и призывают других исследователей попробовать разобраться, что же такое происходит с правовой системой США...

См. также:

Marc Galanter. The Vanishing Trial: An Examination of Trials and Related Matters in Federal and State Courts (2002)

Federal judge rejects plea deal in drug case, says trial can reveal 'dark details' of opioid crisis (ABA Journal, 2017)

Alexandra D. Lahav & Peter Siegelman. The Curious Incident of the Falling Win Rate (2017)

Law profs find an 'astonishing' drop in win rates for federal plaintiffs (ABA Journal, 2017)

Добавить комментарий
Входите! Открыто!
Чтобы комментировать, нужно войти на сайт. Введите свой логин и пароль или зарегистрируйтесь. Регистрация займет 1 минуту.
×
Здравствуйте, Вам подарок!

Увлекательное юридическое чтение Это профессиональный сайт для юристов-практиков.
На этой неделе дарим всем юристам полезный подарок: сборник образцов документов документов для юротдела от инхаусов крупных компаний и топовых консалтеров. Эти шаблоны не скачать в интернете!
Чтобы получить сборник и полный доступ ко всем материалам law.ru, нужно зарегистрироваться. Это займет всего полторы минуты.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
Я тут впервые
или войти через соцсети
Зарегистрироваться
×
Ой! Это только для зарегистрированных юристов!

Образцы документов для юротдела Потратьте минуту на регистрацию, чтобы скачать файл и получить полный доступ к любым шаблонам документов для юротдела. Все образцы на нашем сайте составлены инхаусами крупных компаний и сотрудниками топовых юридических фирм. На этой неделе специальный подарок: сборник образцов, которые нельзя скачать в интернете. Подготовлен юристами для юристов.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
Я тут впервые
скачать файл и получить подарок
Зарегистрироваться
×
Скорее получите документ!

Этот документ доступен только юристам, который зарегистрированы на law.ru. Введите свой логин и пароль, или пройдите короткую регистрацию.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
Я тут впервые
или войти через соцсети
Получить документ
×
Стоп, снято!

Смотрите видео после быстрой регистрации. Мы заботимся о качестве контента, поэтому вынуждены ограничивать доступ к лучшим материалам.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
Я тут впервые
Это займет всего минуту
Зарегистрироваться
Сайт использует файлы cookie. Они позволяют узнавать вас и получать информацию о вашем пользовательском опыте. Это нужно, чтобы улучшать сайт. Посещая страницы сайта и предоставляя свои данные, вы позволяете нам предоставлять их сторонним партнерам. Если согласны, продолжайте пользоваться сайтом. Если нет – установите специальные настройки в браузере или обратитесь в техподдержку.