Активировать демодоступ >>

Юрист компании

This is America: Дело о разогнанной демонстрации

31 марта 2017
3552
0
This is America: Дело о разогнанной демонстрации
Следует отдать должное властям США, которые не пошли по пути подавления протеста, а, напротив, поощряли мирное выражение любых взглядов, как и предписывает американская Конституция. Порой при этом федеральному центру приходилось вступать в жесткое противостояние с властями штатов...

***

Фото: Преподобный Элтон Кокс

(Benjamin Elton Cox following his arrest in Baton Rouge, Louisiana, 1961 December 15)

Источник: Civil Rights Digital Library

***

В 1960-х годах Америку сотрясали массовые социальные протесты и антивоенные выступления, порой переходящие в беспорядки и столкновения.  Особенно активно было движение за гражданские права чернокожих.  К чести этого движения, его главные лидеры придерживались принципов ненасильственного изменения системы. 

Бенджамин Элтон Кокс – скромный герой американского движения за права чернокожих.  На его счету семнадцать арестов и неисчислимое количество устных и письменных угроз в его адрес.  По его словам (см. интервью), ему иногда приходилось, укладываясь спать, держать под рукой несколько заряженных ружей....

После учебы по профилю теологии в Говардском университете в Вашингтоне, где традиционно учились чернокожие, он стал пастором одной из протестантских церквей.  Через некоторое время он присоединился к правозащитному движению, став функционером «Конгресса за расовое равенство» (Congress of Racial Equality, CORE).  Эта организация активно выступала за ненасильственную борьбу с расизмом.  К деятельности правозащитников с пониманием относился федеральный центр, но ей всячески препятствовали власти многих южных штатов, при активной поддержке белых радикалов. 

Кокс – один из участников знаменитой группы «Ездоки свободы» (Freedom Riders).  В 1961 году группа белых и черных активистов решила доехать на автобусе от Вашингтона до Нью-Орлеана.  Расовая сегрегация в автобусах уже была запрещена на федеральном уровне решением Верховного Суда США, но южные штаты не торопились выполнять этот запрет.  Путешествие было крайне опасным, поскольку группа демонстративно нарушала принятые в южных штатах правила об отдельной рассадке в автобусе белых и цветных.   

Несколько раз члены Ку-клукс-клана, при покровительстве местной полиции, жестоко избивали «ездоков» (особенно белых).  Однажды они проткнули шины у отъезжавшего автобуса и подожгли его.  Выскакивающих из автобуса активистов расисты колотили дубинками.  В тот раз активистов спас от линчевания проезжавший мимо дорожный полицейский, открывший предупредительный огонь поверх голов нападавших.  Но нескольких активистов все же пришлось отправить в больницу.

Узнав обо всем этом, генпрокурор США направил на место событий своего представителя, чтобы тот обеспечил безопасность «ездоков».  Несмотря на это, поездку все же пришлось закончить на самолете, поскольку водитель автобуса отказался ехать дальше.  Однако впоследствии другие активисты неоднократно предпринимали подобные акции.  В том же 1961 году федеральные власти запретили таблички «Только для белых» на автобусных станциях всех штатов.

После завершения рискованной поездки Кокс в качестве функционера «Конгресса за расовое равенство» некоторое время путешествовал по южным штатам, принимая участие в организации мирного протеста в защиту прав чернокожих.

Например, черные активисты заходили в кафе, занимали места для белых и отказывались уходить, пока их не обслужат.  Или пикетировали заведения, практиковавшие расовую сегрегацию, призывая к их бойкоту.  Нередко эти акции заканчивались для активистов задержанием и тюремным заключением.

Однажды в Луизиане полиция задержала более двух десятков чернокожих активистов за участие в подобных акциях протеста.  На следующее утро несколько тысяч студентов местного колледжа для черных вышли на демонстрацию у здания суда, где содержали задержанных.  Демонстрацию возглавил преподобный Элтон Кокс.  Дело о разгоне этой демонстрации и рассматривал Верховный Суд США в решении, которое мы рассмотрим далее.

Несколько лет спустя, когда в «Конгрессе за расовое равенство» сменилось руководство, а отчасти и политическое направление, Кокс отошел от активного участия в правозащитной деятельности.  Но он на всю жизнь остался сторонником ненасильственной борьбы за всеобщее равенство.  Он полагал, что мирный протест может обеспечить чернокожим борцам с расизмом поддержку всего населения страны. 

He said nonviolent action is the best way to effect change.

"To fight back, you're asking your opposition to kill you, really. By not fighting back, you're saying, 'I'll take everything you can dish out," he told The News-Gazette. "Confronting your opposition in a nonviolent way can win them over."

...

"The majority of white people in this country are for equality, but they are silent. They are not going to get involved until we get involved. As long as we remain nonviolent, we will have more support than you can think of."

http://www.news-gazette.com/news/local/2011-06-16/life-remembered-ben-cox-one-freedom-riders.html

Преподобный Бенджамин Элтон Кокс много лет работал баптистским пастором и школьным учителем.  Умер он в 2011 году в возрасте 79 лет.

***

В декабре 1961 года в Батон-Руж, столице штате Луизиана, 23 чернокожих студента были задержаны за пикетирование заведений общественного питания, где практиковалась расовая сегрегация. 

В тот же день на территории местного колледжа для черных прошел стихийный митинг, на котором было решено провести демонстрацию в защиту задержанных.  Демонстрацию назначили на следующий день. 

На следующее утро у местного Капитолия собралось от двух до четырех тысяч чернокожих студентов и школьников.  Пять миль от кампуса до центра города студентам пришлось пройти пешком, поскольку водителей их автобусов задержала полиция, узнавшая о марше из СМИ. 

Был задержан и местный лидер протеста (за установку громкоговорителя на своей машине).  Поэтому возглавил демонстрацию приезжий – активист «Конгресса за расовое равенство» преподобный Элтон Кокс.  Он построил студентов в организованную колонну и повел их к зданию суда, где содержали задержанных. 

По дороге к колонне приблизились двое высокопоставленных местных полицейских.  Представившись как организатор марша, Кокс сообщил им, что студенты намерены мирно протестовать против незаконного задержания своих товарищей, а также против расовой дискриминации в целом.  Полицейские в ответ предложили демонстрантам разойтись.  Однако демонстранты не подчинились и продолжили движение.

Когда процессия достигла здания суда, там уже находились основные силы местных правоохранителей во главе с начальником местной полиции.  Начальник полиции сказал Коксу, что собираться у здания суда нельзя, и велел демонстрантам перейти на противоположную сторону улицы.  Демонстранты подчинились и двинулись по другой стороне.

Там они и расположились, заняв в длину целый квартал.  От здания суда, ступеньки которого были на расстоянии 101 фута (30 метров) от демонстрантов, их отделял кордон из всех наличных сил городской полиции (в количестве 80 человек), плюс пожарная машина.  Движение по улице полиция перекрыла.

Демонстранты принялись распевать песни протеста (We Shall Overcome), патриотические песни (God Bless America) и религиозные гимны.  Услышав это, им стали подпевать задержанные из своих камер на втором этаже здания.  Это произвело фурор среди демонстрантов: они громко кричали и хлопали в ладоши. 

Кокс произнес речь, в которой подчеркнул мирный характер акции.  Помимо прочего, он призвал собравшихся сделать то же самое, за что были задержаны их товарищи: после окончания демонстрации отправиться в городские кафе, практикующие расовую сегрегацию, занять столики (lunch counter) для белых, и, если не обслужат, сидеть там в течение часа. 

Это предложение вызвало нервную реакцию в небольшой толпе белых (около 200 человек), собравшихся рядом со зданием суда.  Начальник полиции счел этот призыв подстрекательским и приказал демонстрантам немедленно разойтись.  Однако демонстранты не подчинились.

Тогда полиция разогнала протестующих, обстреляв их капсулами со слезоточивым газом.  Вот как об этом впоследствии рассказывал сам Кокс (из интервью 1982 года).

EC [Elton Cox]: … I was the spokesman at that rally of four thousand students outside the jailhouse. So, we had a very peaceful rally, but one deputy sheriff got nervous. And he let his finger slip on a tear gas canister. And when he let his go, the other guys took that as a sign to throw the other ones and turn the dogs aloose on us.

EP [interviewer]: So that resulted in basically a riot, police-inspired riot.

EC: That’s right. Yeah, that’s right, trying to get away from that tear gas. It’s terrible.

EP: Was anyone arrested at that time or did the arrests come later?

EC: Yeah. We had others in jail upstairs, and they were hollering out of jail up on the ninth floor to us while we were conducting this rally in the rain, by the way. And after that--I forget how many were actually arrested that day besides myself. I don’t recall. But some others were arrested. And we ended up in jail for about thirty-three days.

http://libcdm1.uncg.edu/cdm/singleitem/collection/CivilRights/id/817/rec/1

В ходе разгона никого не задерживали.  Но на следующий день полиция арестовала Кокса, предъявив ему обвинения в нарушении общественного порядка (peace disturbance) и создании помех движению (obstructing public passages) в ходе акции, а также в незаконном пикетировании здания суда (courthouse picketing). 

Упомянутые составы были явным образом предусмотрены уголовным законодательством штата.  (В США нет понятия «административного правонарушения», аналогичного российскому: любое нарушение публичного закона считается уголовными.)

По этим обвинениям Кокс был осужден в общей сложности на один год и девять месяцев тюрьмы плюс штраф (5700 долларов).  Приговор был утвержден Верховным Судом Луизианы.  После этого дело дошло до Верховного Суда США. 

***

Верховный Суд США в 1965 году принял два отдельных судебных акта по этому делу.  Первый из них посвящен обвинениям в нарушении общественного порядка и создании помех движению, а второй – обвинению в пикетировании здания суда. 

ВС определил, что арестом и осуждением Кокса штат нарушил его права на свободу слова и собраний в нарушение Первой и Четырнадцатой поправок к Конституции США.  

Мнения судей ВС по некоторым вопросам разошлись, но они все же разрешили дело в пользу Кокса по всем трем пунктам.  Оба решения от имени большинства написал судья Артур Голдберг.  За решение большинства голосовал и председатель ВС Эрл Уоррен.

MR. JUSTICE GOLDBERG delivered the opinion of the Court.

***

Что касается «нарушения общественного порядка», ВС единодушно признал, что соответствующий закон штата в той интерпретации, которой придерживается Верховный Суд Луизианы, противоречит Конституции США.

Согласно этому закону, если люди собираются в общественных местах для нарушения общественного порядка или при обстоятельствах, которые могут привести к нарушению общественного порядка, и не расходятся по требованию полиции, такие люди признаются виновными. 

Казалось бы, все логично. Но что такое «нарушение общественного порядка»?

Местные власти полагали, что сборище протестующих на центральной улице само по себе означает нарушение общественного порядка. 

По словам судьи первой инстанции, вынесшего приговор, если цветные митингуют в белом районе с криками «Черные и белые вместе!», да еще и собираются занимать столики для белых – это несомненное нарушение общественного порядка. 

[Trial judge:] "[I]t must be recognized to be inherently dangerous and a breach of the peace to bring 1,500 people, colored people, down in the predominantly white business district in the City of Baton Rouge and congregate across the street from the courthouse and sing songs as described to me by the defendant as the CORE national anthem carrying lines such as 'black and white together' and to urge those 1,500 people to descend upon our lunch counters and sit there until they are served. That has to be an inherent breach of the peace, and our statute 14:103.1 has made it so."

Однако ВС указал, что в данном случае общественной опасности демонстранты не представляли. Они не проявляли никаких признаков агрессии, а только пели, кричали и хлопали в ладоши.  Насилия или угрозы применения насилия в ходе демонстрации не было, пока в дело не вмешалась полиция. 

К этому выводу судьи ВС пришли, изучив, в частности, фильм с записью акции, представленный в качестве доказательства властями штата (демонстрацию снимал местный тележурналист). 

Если закон Луизианы признает подобные действия демонстрантов «нарушением общественного порядка», то этот закон противоречит Конституции США!

При этом ВС США сослался на прецедент: свое же недавнее решение в похожем деле (Edwards v. South Carolina, 1963).  В том деле группа из 187 чернокожих студентов проводила мирную демонстрацию перед правительственным зданием штата.  Полиция приказала демонстрантам разойтись, но они отказались.  Их арестовали и осудили за «нарушение общественного порядка».  ВС США отменил приговор, признав соответствующую норму права штата противоречащей Конституции США.  Суд подчеркнул, что власти штата фактически объявляют преступлением мирное выражение непопулярных взглядов.  Между тем, по словам Суда, действия демонстрантов представляли собой реализацию их конституционных прав на свободу слова и собраний «в самой чистой и классической форме».

Но вернемся к делу Кокса.  ВС США также отметил, что Верховный Суд Луизианы определил понятие «нарушать общественный порядок» следующим образом: «возбуждать, выводить из состояния покоя, приставать, прерывать, препятствовать, беспокоить».  Таким образом, по мнению властей штата, возбуждение общественного беспокойства автоматически является нарушением общественного порядка. Однако это попросту означает запрет на любое выражение непопулярного мнения! 

Между тем функция свободы слова как раз и состоит в том, чтобы инициировать общественную дискуссию, выводя людей из состояния покоя и возбуждая их.  Кому-то такая речь может показаться неприятной.  Но именно поэтому она и подлежит защите.  Иначе мы окажемся в мире, где идеи стандартизированы законодателями, судами или политическими группами!

"[A] function of free speech under our system of government is to invite dispute. It may indeed best serve its high purpose when it induces a condition of unrest, creates dissatisfaction with conditions as they are, or even stirs people to anger. Speech is often provocative and challenging. It may strike at prejudices and preconceptions, and have profound unsettling effects as it presses for acceptance of an idea. That is why freedom of speech . . . is . . . protected against censorship or punishment. . . . There is no room under our Constitution for a more restrictive view. For the alternative would lead to standardization of ideas either by legislatures, courts, or dominant political or community groups."

Соответственно, приговор Коксу в части «нарушения общественного порядка» был отменен.

***

Что касается обвинения в «препятствовании движению», закон Луизианы действительно запрещает ему препятствовать.  И это, в принципе, нормально. 

(Заметим в скобках, что закон делает исключение для пикетов, организуемых профсоюзами, что наводит на мысль, что и другие исключения должны допускаться.)

Однако семь из девяти судей ВС США сочли, что существующая в Батон-Руж практика применения этого закона привела к нарушению конституционных прав граждан.

Местные власти ссылались на то, что они вправе регулировать движение на улицах города.  И Верховный Суд США с ними в этом согласился. 

ВС США отмечает, что гарантированная Конституцией США свобода собраний вовсе не означает, что протестующие могут митинговать в любое время и в любом месте, где им вздумается.  Что если им захочется собраться на Таймс-Сквер в час пик?  У властей есть важные обязанности по обеспечению возможности движения по улицам!

The rights of free speech and assembly, while fundamental in our democratic society, still do not mean that everyone with opinions or beliefs to express may address a group at any public place and at any time. The constitutional guarantee of liberty implies the existence of an organized society maintaining public order, without which liberty itself would be lost in the excesses of anarchy. The control of travel on the streets is a clear example of governmental responsibility to insure this necessary order. A restriction in that relation, designed to promote the public convenience in the interest of all, and not susceptible to abuses of discriminatory application, cannot be disregarded by the attempted exercise of some civil right which, in other circumstances, would be entitled to protection. One would not be justified in ignoring the familiar red light because this was thought to be a means of social protest. Nor could one, contrary to traffic regulations, insist upon a street meeting in the middle of Times Square at the rush hour as a form of freedom of speech or assembly. Governmental authorities have the duty and responsibility to keep their streets open and available for movement. A group of demonstrators could not insist upon the right to cordon off street, or entrance to a public or private building, and allow no one to pass who did not agree to listen to their exhortations.

Конституция не предоставляет той же степени свободы для демонстраций в публичных местах, какую она предоставляет для выражения мнений при помощи слов! 

Однако вводимые властями ограничения должны быть направлены на достижение максимального удобства для всех, и не должны применяться дискриминационным образом.  Было ли это условие выполнено в данном случае?

Формально говоря, примененный в данном деле закон содержит абсолютный запрет на «препятствование движению».  Получается, закон вообще не разрешает проведения в городской черте сколько-нибудь многочисленных демонстраций.  Но на практике местные власти допускают проведение демонстраций при условии их предварительного согласования с властями.  При этом процесс согласования законом не урегулирован. 

По существу, в рамках сложившейся практики власти могут согласовать или не согласовать любую демонстрацию по своему свободному усмотрению.  Таким образом, власти имеют возможность разрешать демонстрации тем людям, взгляды которых властям симпатичны, и запрещать тем людям, взгляды которых властям неприятны. 

По мнению Суда, предоставление чиновникам дискреционных возможностей для определения того, какие мнения можно выражать, а какие нельзя (включая согласование лозунгов демонстраций), является очевидно неконституционным. 

It is clearly unconstitutional to enable a public official to determine which expressions of view will be permitted and which will not or to engage in invidious discrimination among persons or groups either by use of a statute providing a system of broad discretionary licensing power or, as in this case, the equivalent of such a system by selective enforcement of an extremely broad prohibitory statute.

Некоторая степень дискреции при согласовании демонстраций, конечно, неизбежна, однако дискриминации в зависимости от взглядов демонстрантов при этом быть не должно. 

Неограниченная же свобода усмотрения местных властей в вопросе согласования мирных демонстраций является недопустимым ущемлением конституционной свободы слова и свободы собраний.

But here it is clear that the practice in Baton Rouge allowing unfettered discretion in local officials in the regulation of the use of the streets for peaceful parades and meetings is an unwarranted abridgment of appellant's freedom of speech and assembly secured to him by the First Amendment, as applied to the States by the Fourteenth Amendment. 

Ввиду этого приговор Коксу в части «препятствования движению» был отменен.

***

Самым спорным оказался вопрос о «пикетировании здания суда».  Он был разрешен ВС США большинством голосов пять к четырем.

Закон штата Луизиана гласит, что любое лицо, проводящее «пикеты или парады» «около» (near) здания суда с целью повлиять на исход судебного дела, признается виновным.  Наказание – до одного года тюремного заключения и штраф.

Интересно, что этот закон был принят в 1950 году вслед за аналогичным федеральным законом.  А федеральный закон был принят для того, чтобы пресечь пикетирование судов сторонниками коммунистов во время процессов над лидерами Коммунистической партии США.  Закон тогда встретил полное одобрение американской юридической общественности. 

Судьи ВС, в свою очередь, аналогичное положение закона штата Луизиана полностью поддержали. 

У властей штата, несомненно, есть легитимный интерес в защите судебной системы от давления со стороны толпы.  Судебный процесс должен быть абсолютно беспристрастным!  И этот интерес вполне может быть защищен узко сформулированным законом, таким как рассматриваемый в данном деле.

There can be no question that a State has a legitimate interest in protecting its judicial system from the pressures which picketing near a courthouse might create. Since we are committed to a government of laws, and not of men, it is of the utmost importance that the administration of justice be absolutely fair and orderly. This Court has recognized that the unhindered and untrammeled functioning of our courts is part of the very foundation of our constitutional democracy. ... A State may adopt safeguards necessary and appropriate to assure that the administration of justice at all stages is free from outside control and influence. A narrowly drawn statute such as the one under review is obviously a safeguard both necessary and appropriate to vindicate the State's interest in assuring justice under law.

Соображения, связанные со свободой слова, не перевешивают этот интерес.  Ведь речь идет о действиях, а не о словах.  Так, свобода слова не защищает человека, который ложно закричал «Пожар!» в переполненном театре и вызвал панику.

The most classic of these was pointed out long ago by Mr. Justice Holmes: "The most stringent protection of free speech would not protect a man in falsely shouting fire in a theatre and causing a panic."

Так что, по мнению ВС, этот закон сам по себе не противоречит Конституции США.

Более того, несомненно и то, что цель демонстрантов в данном случае состояла именно в том, чтобы повлиять на исход судебного процесса в отношении их задержанных товарищей. 

It is undisputed that a major purpose of the demonstration was to protest what the demonstrators considered an "illegal" arrest of 23 students the previous day.

А значит, остается открытым лишь вопрос о том, действительно ли демонстрация проводилась «около» здания суда.

Формулировка закона в этой части намеренно неоднозначна, то есть предполагает некоторую степень разумной дискреции властей при определении того, какое именно расстояние до здания суда является допустимым. 

Начальник полиции приказал демонстрантам перейти на противоположную сторону улицы (в ста футах от суда).  По мнению большинства ВС, исходя из обстоятельств дела, следует считать, что это фактически означало разрешение провести там демонстрацию.  Иначе говоря, признание властями того, что соответствующий участок улицы не находится «около» здания суда. 

Последующий приказ разойтись был связан не с тем, что демонстранты приблизились к зданию суда, а с тем, что начальник полиции счел речь Кокса «разжиганием» (как установил ВС, ошибочно счел).

А раз так, то никакого нарушения закона, запрещающего пикетирование суда, со стороны демонстрантов не было!

В результате и по обвинению в пикетировании здания суда приговор Коксу был отменен.

***

Как уже говорилось, несколько судей выступили с особыми мнениями.  Так, судья Блэк, в числе других, категорически возражал против отмены приговора за «пикетирование суда», считая, что попытка повлиять на исход судебного процесса через давление со стороны толпы несомненно имела место, а это заслуживает суровой санкции.

Ведь самое худшее, что может случиться с правосудием – это власть толпы.  И, кстати, хуже всего тогда придется как раз меньшинствам.  Как показывает опыт, честные и патриотично настроенные народные массы на другой день могут превратиться в озверевшую фанатичную толпу.  Людей, которые сегодня пытаются повлиять на суд с благородными целями, завтра сменят толпы, давящие на суд с прямо противоположной целью. 

Те, кто говорит меньшинствам, что они имеют конституционное право устраивать уличные акции где и когда им угодно, коль скоро они считают цель акций справедливой и благородной, оказывают плохую услугу и этим меньшинствам, и их цели, и их стране!

Власть закона слишком ценна, чтобы ставить ее под удар, допуская практику запугивания судов, которая фатальна для индивидуальных свобод и прав меньшинств, предупреждает судья Блэк.

MR. JUSTICE BLACK, concurring in No. 24 and dissenting in No. 49.

The streets are not now and never have been the proper place to administer justice. Use of the streets for such purposes has always proved disastrous to individual liberty in the long run, whatever fleeting benefits may have appeared to have been achieved. And minority groups, I venture to suggest, are the ones who always have suffered and always will suffer most when street multitudes are allowed to substitute their pressures for the less glamorous, but more dependable and temperate, processes of the law. Experience demonstrates that it is not a far step from what to many seems the earnest, honest, patriotic, kind-spirited multitude of today, to the fanatical, threatening, lawless mob of tomorrow. And the crowds that press in the streets for noble goals today can be supplanted tomorrow by street mobs pressuring the courts for precisely opposite ends.

...

Those who encourage minority groups to believe that the United States Constitution and federal laws give them a right to patrol and picket in the streets whenever they choose, in order to advance what they think to be a just and noble end, do no service to those minority groups, their cause, or their country.

...

Government under law as ordained by our Constitution is too precious, too sacred, to be jeopardized by subjecting the courts to intimidatory practices that have been fatal to individual liberty and minority rights wherever and whenever such practices have been allowed to poison the streams of justice. I would be wholly unwilling to join in moving this country a single step in that direction.

***

В заключение судебного акта, написанного судьей Голдбергом от имени большинства судей, ВС США еще раз подчеркивает, что свобода может существовать только в системе, обеспечивающей порядок.

С одной стороны, конституционная свобода слова и собраний, включая право на мирный протест, - это фундамент демократического общества.  С другой стороны, насильственные методы протеста недопустимы, и даже для самого мирного протеста есть надлежащее время и место. 

Граждане обязаны подчиняться законам.  Но и законы не должны душить свободу слова и собраний, а должны оставлять им достаточно и места для реализации.  Дискреция чиновников на регулирование переделов свободы слова и собраний должны быть надлежащим образом ограничена.

По мнению ВС, все эти требования можно выполнить в хорошо организованном обществе, преданном идеалам свободы.  Свобода и эффективное правление – это две неразрывно связанные концепции!

Liberty can only be exercised in a system of law which safeguards order. We reaffirm the repeated holdings of this Court that our constitutional command of free speech and assembly is basic and fundamental, and encompasses peaceful social protest, so important to the preservation of the freedoms treasured in a democratic society. We also reaffirm the repeated decisions of this Court that there is no place for violence in a democratic society dedicated to liberty under law, and that the right of peaceful protest does not mean that everyone with opinions or beliefs to express may do so at any time and at any place. There is a proper time and place for even the most peaceful protest, and a plain duty and responsibility on the part of all citizens to obey all valid laws and regulations. There is an equally plain requirement for laws and regulations to be drawn so as to give citizens fair warning as to what is illegal; for regulation of conduct that involves freedom of speech and assembly not to be so broad in scope as to stifle First Amendment freedoms, which "need breathing space to survive" ... ; for appropriate limitations on the discretion of public officials where speech and assembly are intertwined with regulated conduct, and for all such laws and regulations to be applied with an equal hand. We believe that all of these requirements can be met in an ordered society dedicated to liberty. We reaffirm our conviction that "[f]reedom and viable government are . . . indivisible concepts." 

***

В целом можно сказать, что герои шестидесятых добились выполнения своей мечты.  Мощное общественное движение преобразило лицо Америки, сделав ее той страной, которую мы знаем сегодня.  Хотя проблемы бытового расизма по-прежнему стоят довольно остро, гражданские права расовых (и не только) меньшинств сегодня весьма надежно гарантированы американским правопорядком. 

Следует отдать должное и властям США.  Несмотря на сложное отношение ко многим лидерам движения, федеральные власти не пошли по пути подавления протеста, а, напротив, поощряли мирное выражение любых взглядов, как и предписывает американская Конституция.  Порой при этом федеральному центру приходилось вступать в жесткое противостояние с властями штатов. 

Важнейшую роль в этом процессе сыграл Верховный Суд США под председательством Эрла Уоррена (1953-1969). 

В длинном ряде прецедентных дел ВС США создал практически с нуля (а критики сказали бы, высосал из пальца) целый корпус норм конституционного права США.  Эти нормы направлены на защиту прав человека, но порой довольно слабо связаны с буквой Конституции. 

Одним их таких прецедентов и стало «Дело о разогнанной демонстрации» (Cox v. Louisiana) от 1965 года, рассмотренное в этой заметке...

***

См. также:

Cox v. Louisiana No. 24 (disturbing the peace and obstructing public passages) (судебный акт, 1965)

Cox v. Louisiana No. 49 (picketing before a courthouse) (судебный акт, 1965)

Cox v. Louisiana (Википедия)

Oral history interview with B. Elton Cox by Eugene Pfaff (интервью, 1982 г.)

Life Remembered: Ben Cox, one of Freedom Riders (некролог, 2011 г.)

Добавить комментарий
Входите! Открыто!
Чтобы комментировать, нужно войти на сайт. Введите свой логин и пароль или зарегистрируйтесь. Регистрация займет 1 минуту.
×
Здравствуйте, Вам подарок!

Увлекательное юридическое чтение Это профессиональный сайт для юристов-практиков.
На этой неделе дарим всем юристам полезный подарок: сборник образцов документов документов для юротдела от инхаусов крупных компаний и топовых консалтеров. Эти шаблоны не скачать в интернете!
Чтобы получить сборник и полный доступ ко всем материалам law.ru, нужно зарегистрироваться. Это займет всего полторы минуты.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
Я тут впервые
или войти через соцсети
Зарегистрироваться
×
Ой! Это только для зарегистрированных юристов!

Образцы документов для юротдела Потратьте минуту на регистрацию, чтобы скачать файл и получить полный доступ к любым шаблонам документов для юротдела. Все образцы на нашем сайте составлены инхаусами крупных компаний и сотрудниками топовых юридических фирм. На этой неделе специальный подарок: сборник образцов, которые нельзя скачать в интернете. Подготовлен юристами для юристов.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
Я тут впервые
скачать файл и получить подарок
Зарегистрироваться
×
Скорее получите документ!

Этот документ доступен только юристам, который зарегистрированы на law.ru. Введите свой логин и пароль, или пройдите короткую регистрацию.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
Я тут впервые
или войти через соцсети
Получить документ
×
Стоп, снято!

Смотрите видео после быстрой регистрации. Мы заботимся о качестве контента, поэтому вынуждены ограничивать доступ к лучшим материалам.

У меня есть пароль
напомнить
Пароль отправлен на почту
Ввести
Введите эл. почту или логин
Неверный логин или пароль
Неверный пароль
Введите пароль
Я тут впервые
Это займет всего минуту
Зарегистрироваться
Сайт использует файлы cookie. Они позволяют узнавать вас и получать информацию о вашем пользовательском опыте. Это нужно, чтобы улучшать сайт. Посещая страницы сайта и предоставляя свои данные, вы позволяете нам предоставлять их сторонним партнерам. Если согласны, продолжайте пользоваться сайтом. Если нет – установите специальные настройки в браузере или обратитесь в техподдержку.