Правила для АО и ООО: что меняется в 2018 году

459
Коллеги из «ALTHAUS group» провели вебинар об изменениях в корпоративном законодательстве в 2018 году. Что нового появилось в регулировании деятельности АО и ООО, узнайте из расшифровки вебинара.

Илья Смирнов:

– Здравствуйте, уважаемые коллеги! Я возглавляю юридическую практику в компании «ALTHAUS group» в статусе партнера, со мной Виктория Меркудинова – это старший юрист нашей практики. И Елена Чуканова, юрист нашей практики. У нас сегодня была заявлена тема, которая касается корпоративных мероприятий в 2018 году, их правового регулирования. Необходимо сразу сказать, что говорить мы, в первую очередь, будем про те вопросы, которые либо уникальны для 2018 года, либо произошли какие-то изменения, либо мы нашли какую-то интересную практику. Кроме того, мы постарались подобрать интересные кейсы. Мы не будем проходить все процедуры подготовки созыва и проведения общих собраний, например, или все процедуры, связанные с предоставлением или раскрытием информации либо одобрением сделок, дачи согласия на их совершение. Но постараемся затронуть те моменты, которые наиболее интересны, как нам кажется, и сыграют роль в 2018 году. К чему подготовиться и что уже произошло, что ждет корпоративных секретарей, юристов, акционеров, органы управления в 2018 году.

Мы поговорим, в первую очередь, про проведение – о вопросах, которые относятся к годовому собранию. Что изменилось, что может быть интересно, какая практика и чего ожидать. Дальше мы поговорим об особенностях и аспектах одобрения сделок, даче согласия на совершение сделок крупных и при поступлении таких требований в отношении сделок с заинтересованностью, ну и некоторые другие экстраординарные сделки затронем. Потом поговорим кратно о предоставлении информации участникам, что там поменялось. И, может быть, немножко там будет про раскрытие. И вспомним другие основные изменения, которые уже произошли, либо грядут. Тема актуальная каждый год. Начиная с февраля (а у кого-то раньше, даже с января) и до середины, почти до конца июня все мы находимся в стадии годовых кампаний. Когда акционерные общества готовятся к проведению годовых собраний и общества с ограниченной ответственностью, созывают их, проводят. Естественно, это самая горячая пора. В связи с этим актуальность темы, на мой взгляд, объясняется этим.

Полезные статьи в Системе Юрист

Основные тенденции в регулировании проведения собраний АО и ООО в 2018 году

Со своей стороны расскажу про регулирование, которое касается созыва, проведения общих собраний участников и акционеров. В целом, можно сказать о двух главных тенденциях, которые существовали и в прошлом году, и сохраняются сегодня. Это следует из нормативных актов, из проектов нормативных актов, из судебной практики, правоприменительной практики:

  1. Тенденция на сохранение благоприятного доступа акционерам и участникам к информации, к возможности реализации их прав, права на управление обществом. Об этом говорит и Центральный банк, и судебная практика, и те нормативные акты, которые принимаются. Это предоставление максимально комфортных условий для участников и акционеров при проведении общих собраний. При этом тенденция дополняется пониманием и регулятора, и правоприменителя, что необходимо разумно воспринимать акционеров и участников, не предоставляя им излишних прав, возможностей, которыми они могли бы злоупотреблять.
  2. Вторая тенденция – курс на цифровизацию, внедрение технологий, которые уже доступны сегодня. Страна у нас большая, и приехать на общие собрания акционеров или участников не всегда могут все акционеры, тем более для крупных обществ, где таких акционеров много. И к тому же многие процессы можно облегчить, как и для общества, так и для участника.

Вот эти две главные тенденции в 2018 году будут преобладать и в регулировании, и в правоприменении. Это, наверно, такие общие принципы, которые нужно держать в голове, когда вы сталкиваетесь с теми или иными вопросами. Существует, пожалуй, три важных аспекта, которые обуславливают проведение годовой кампании и на что нужно обратить внимание. Мы говорим как раз о тех изменениях, которые произошли.

Первым аспектом является взгляд правоприменителя – в первую очередь, это касается акционерных обществ, – взгляд Центрального банка на то, какой должная быть кампания. Что от нее ожидать эмитентам, обществу. И соответственно, эта позиция выражена в ряде информационных писем. На сайте Центрального банка много материалов, с ними можно познакомиться. Это:

  • дорожная карта развития финансового рынка до 2018 года включительно,
  • план мероприятий по реализации программы развития,
  • различные презентации и выступления и т. д.

То есть очень много интересного можно узнать. И в том числе почерпнуть, прочувствовать позицию регулятора по каким-то спорным вопросам. И самое главное – информационные письма, которые доводятся через специальный раздел сайта, публикуются и доступны в информационно-справочных правовых системах. Это первый аспект, на который нужно обратить внимание.

Второй аспект – это, конечно, судебная практика, которая уже появилась за последний год. Практики достаточно много в отношении обществ с ограниченной ответственностью и проведения собраний, но из нее не так много ценной и новой практики, поэтому ее всегда сложно вычленить. Мы сегодня постараемся некоторые кейсы интересные, важные отметить и, может быть, поговорить о том, какие тенденции сохраняются, какие тенденции новые.

Третий важный элемент, который необходимо учитывать при подготовке созыва, проведения собраний, проведении годовой кампании для акционерных обществ – это новый проект Положения «О дополнительных требованиях к порядку подготовки, созыва и проведения общих собраний акционеров», подготовленного Банком России. Документ уже с интересной историей. Он был готов еще год назад и даже утвержден, но не прошел регистрацию в Минюсте. Сейчас документ опять на регистрации в Минюсте, и его судьба пока до конца не понятна. Но если он был представлен на регистрацию в Минюст в начале февраля, то сроки в ближайшее время подойдут, и мы узнаем его судьбу. Нужно учесть, когда и к каким отношениям он будет применяться. Положение является актом гражданского законодательства, и оно должно применяться только к тем отношениям, которые возникли после даты его вступления в силу. А вот в части прав и обязанностей, возникшим после даты вступления в силу, это Положение будет применяться. Это необходимо иметь ввиду, потому что некоторые его аспекты могут затронуть собрания, о проведении которых было принято решение, которые были созваны, информация о проведении которых была сообщена участникам, акционерам.

Возвращаясь к первому пункту (я сейчас говорю про информационные письма Банка России), здесь можно выделить два письма, они опубликованы на сайте ЦБ:

  1. Первое письмо говорит о рекомендациях, о некоторых вопросах порядка подготовки общего собрания акционеров. Это письмо от июня 2017 года, и в нем как раз отражена тенденция, направленная на обеспечение доступности возможности выразить свое волеизъявление, проголосовать, тем самым реализовав право на управление обществом. Вот в этом информационном письме говорится о том, бюллетени для голосования вручают под роспись, а не направляют, и в этом случае акционер не обязан принимать никаких специфических, дополнительных действий. Ему не нужно готовить пакет документов, помимо паспорта, что-то еще с собой брать и т. д. Более того, написано прямо, что у общества есть обязанность ему представить документы самым необременительным образом.
  2. Второе информационное письмо – о рекомендациях по подготовке и проведению общих собраний акционеров. Это письмо конца прошлого года, декабря. И там, опять же, Банк России рекомендует акционерным обществам при подготовке к годовой кампании учесть необходимость обеспечения благоприятных условий, дает конкретные рекомендации, как это сделать. Здесь, в первую очередь, идет анализ уже состоявшихся, имеющихся отношений с акционерами по прошлым кампаниям, по внеочередным собраниям. Банк России предлагает проанализировать явку акционеров и определить место проведения собраний, порядок его организации именно таким образом, чтобы обеспечить этот благоприятный режим. И анализировать активность акционеров на общем собрании.

Конечно, это, в первую очередь, касается крупных акционерных обществ, публичных акционерных обществ. Но необходимо понимать, что это общая направленность политики Банка России. Это что касается информационных писем.

Проект нового положения ЦБ РФ о проведении общих собраний АО

Теперь хотелось бы остановиться подробнее на новом проекте Положения «О дополнительных требованиях к порядку подготовке созыва и проведению общих собраний акционеров». И здесь есть такая особенность. Действовало старое Положение о дополнительных требованиях 12.6-пз-н, принятое еще Федеральной службой по финансовым рынкам в феврале 2012 года. И вот именно это Положение будет заменено со вступлением в силу указания Банка России (указание 627-п от 22 января 2018 года). Новое Положение не будет применяться к обществам, состоящим из одного акционера. Это прямо там указано. Ряд изменений будет реализован в связи с корпоративной реформой. В Положении найдут отражение нормы, связанные с:

  • возможностью удаленного уведомления и участия акционеров в собраниях;
  • возможностью удаленного предоставления информации, материалов к собраниям;
  • вопросом участия акционеров через номинальных держателей в собраниях и в том числе через иностранных номинальных держателей, и другие вопросы.

Переходя подробнее к этим изменениям, что можно сказать? Во-первых, про удаленное проведение собраний. Сейчас закон об АО предусматривает возможность голосовать через сайт в интернете. Например, заполнить бюллетень на сайте или отправлять заполненные бюллетени на адрес электронной почты общества. Это сейчас прямо предусмотрено. Часто возникали вопросы на эту тему, один из таких вопросов касается того, как это технически реализовать. Здесь надо отметить, что регистраторы отмечают некоторые сложности, потому что в списке зарегистрированных лиц, имеющих право на участие в собрании, вы можете не обнаружить адресов электронной почты, даже если они были сообщены акционерами. Поэтому при подготовке таких списков, если устав предусматривает такую возможность, учтите, что в списке лиц электронная почта может быть не отражена просто технически. Форма списка лиц этого не предусматривает, и не все регистраторы предоставляют по умолчанию эту информацию.

Теперь что касается самого Положения и его нового регулирования. На его первых страницах появляется пункт, который прямо допускает для непубличных акционерных обществ определить в уставах иной порядок подготовки, созыва и проведения собраний по сравнению с тем как это предусмотрено Положением, указанием Банка России. Тоже самое может быть сделано в акционерном соглашении, стороной которого являются все акционеры. Есть, правда, два условия:

  1. Первое условие касается того, что такие иные подходы не должны каким-либо образом препятствовать либо усложнять акционерам возможность участия в общих собраниях акционеров.
  2. Второе – для акционерных соглашений – это то, что общество должно быть уведомлено о содержании такого порядка.

Это важное регулирование, абсолютно диспозитивное, предоставляет непубличным акционерным обществам больше свободы. В частности, предоставляет больше свободы в тех вопросах которые могут быть неурегулированы. (Здесь, возможно, есть пробелы.)

Предусмотрена обязательность распространения нового Положения на иностранных номинальных держателей. Это сделано в том числе во исполнение корпоративной реформы и возможности реализации прав на участие в общих собраниях акционеров теми лицами, которые владеют иностранными ценными бумагами, выпущенными в соответствии с иностранным правом, и в свою очередь, те иностранные ценные бумаги предоставляют права на определенное число ценных бумаг российского эмитента – акций АО, например. Как пример, это депозитарные расписки.

Прикреплена возможность реализации акционерами права предоставлять предложения в повестку дня общего собрания и выдвигать кандидатов через номинальных держателей. Т. е. Положение прямо говорит о том, как это делается, и устранены технические нюансы, связанные с тем, как это предоставляется. Акционер может дать поручение своему номинальному держателю в отношении этих вопросов повестки дня. Но нужно учитывать, что это касается акционеров и что такая возможность должна быть предусмотрена договором. Если вы планируете воспользоваться этой возможностью, будучи акционером, то вам необходимо проверить договор с вашим номинальным держателем.

О чем еще здесь можно сказать? Соответственно в связи с этим регулированием появилось значительное число норм, которые технически удостоверяют и технически вводят эти правила и в отношении даты предоставления – в какую дату считается соответствующее предложение сделанным, направленным и поступившим в общество. Это скорее технические моменты.

Общество будут считать извещенным о предложении для повестки дня, даже если письмо акционера не прочли 

Положение включает в себя новый пункт, касается он того, в каких случаях общество считается уведомленным и в каких случаях предложение в повестку дня считаются поступившими в общество. И здесь говорится о том, что такие предложения считаются поступившими и доставленными даже в тех случаях, когда они поступили в общество, но по обстоятельствам, зависящим от него, не были вручены, или общество не ознакомилось с ними. На первый взгляд, довольно странная формулировка – «обстоятельство, которое зависит от общества». Также смущает наличие двух фраз, утверждающих, что общество все-таки получило предложение, но не ознакомилось. В этом смысле есть интересная практика, как раз касается того, что предложения должны поступить не просто в общество, а ответственному лицу – председателю совета директоров. И на основании того, что не было доказательств получения именно председателем, суд поддержал позицию общества и отказал акционеру в защите прав по предложению вопросов в повестку дня.

Важный блок вопросов этого Положения касается регулирования совместной реализации акционерами прав на управление обществом. Предложение в повестку дня могут вносить акционеры, обладающие определенным количеством акций. Это касается не каждого индивидуального акционера, они могут объединяться. Раньше технический порядок реализации таких прав не был предусмотрен Положением, сейчас это появляется. Регулирование говорит о том, что могут эти предложения поступать отдельно от каждого акционера, но при этом предполагается, что они действуют совместно. При этом у общества нет обязанности расценивать каждое предложение от маленького акционера как совместное действие, пока этот акционер не укажет, что он действует совместно, и с кем конкретно. Технически это можно реализовать. Не обязательно всем подписывать одно предложение и его предоставлять обществу, можно подписывать каждому свое, но важно указать признаки того, что действуешь совместно с другими акционерами.

Появилось конкретное регулирование вопроса с доверенностью от иностранного акционера. Здесь прямо говорится о том, что доверенность должна быть переведена, ее перевод должен быть заверен нотариально и проставлен апостиль (при необходимости).

Внесут уточнения о месте проведения собраний 

Появилось некоторое уточнение про место проведения общего собрания. В новом Положении говорится о том, что определяемое место не должно препятствовать осуществлению права на участие в общем собрании. Здесь Банк России делает довольно общие указания, опять же в тенденции защиты возможности реализовать свое право на участие в управлении обществом.

Но много интересной практики – в моей давнишней практике была история, когда обществу, уже известившему акционеров о проведении собрания, не удалось продлить договор аренды места. Общество вышло из этой ситуации таким образом: поставило рядом с домом автобус, в котором проводило это общее собрание акционеров. Была целая баталия, ФСФР тогда еще принял решение о назначении административного наказания за проведение собрания не по месту, а общество оспаривало это в суде и, в принципе, довольно успешно это сделало.

Вот здесь всегда возникает, на мой взгляд, вопрос, в соотношении понятия «место» и «адрес», потому что в представлении юридическом адрес – это более понятная конструкция, это то, что урегулировано законом, присвоение адресных ориентиров. Но опять же, Банк России, внося это уточнение, следует принципу необходимости адекватного, добросовестного действия со стороны эмитента, со стороны общества. Т. е. если у вас проводится собрание в каком-то крупном здании, многоэтажном, многоофисном, необходимо указывать не просто адрес, но и этаж. Даже в судебной практике пример, когда суд подчеркнул необходимость указывать конкретный код домофона. Суд сказал, что должны были указать код домофона, чтобы у акционера была возможность туда пройти.

В проекте положения уточняют, кто вправе участвовать в собрании 

Есть некоторые технические изменения, их достаточно много. Они связаны в том числе со списком лиц, имеющих право на участие в собрании. Одно изменение касается подтверждения согласия кандидата на то, чтобы быть избранным в органы управления обществом. Сейчас в новом Положении будет предусмотрена возможность загрузить это согласие в электронном виде путем именно сканирования документа, с сохранением его реквизитов и направлением образа скана. Прям есть специфическая формулировка для этого, можно посмотреть, это пункт 2.19 нового Положения.

Положение так же учитывает возможность реализации прав акционера залогодержателем по акциям. Это как раз то лицо, которое может быть включено в список лиц. Это регулирование еще из ГК пришло, соответственно, вопрос получил свое отражение в Положении.

Закреплено правило, согласно которому к бюллетеню для голосования не нужно прикладывать проект актов, проект устава, проекты документов подлежащего утверждению, а можно лишь указать ссылку на них. Законом об АО предусмотрена возможность самостоятельного выбора способа доведения сообщения о проведении общего собрания до сведения акционеров, а Положение обращает внимание на необходимость учета такого способа. И уже при подготовке к проведению общего собрания акционеров, при принятии решения о проведении совету директоров необходимо, если вашим уставом предусмотрено различные способы, принять решение, каким образом будут уведомляться лица, которые не сообщили о своем выборе. Т. е. акционер может обратиться в общество через реестр, указав свой адрес и тем самым выбрав такой способ, как уведомление. Вот для тех, кто не выбрал этот способ, совет директоров должен определить каким из способов, предусмотренных уставом, эти лица будут уведомляться. Напомню, что уведомление возможно только в том случае, если в реестре акционеров сам акционер указал свой электронный адрес. Информация и материалы, которые подлежат предоставлению к собранию, могут быть предложены для ознакомления на сайте общества. Если опять же, уставом это предусмотрено.

Впереди нас может ждать существенное количество новых изменений устава, которые общества начнут принимать для применения вот этих норм. Важный аспект, что при реализации прав через номинальных держателей это обеспечивается регулированием в том числе Положением, где говорится прямо об обязанности общества за определенный срок направить номинальным держателям в электронном виде:

  • формулировки собрания,
  • повестки дня,
  • бюллетени и т. д.

Держатели должны иметь возможность представить это своим депонентам.

В положении уточняют порядок проведения собраний

Если переходить уже к порядку проведения собрания, в новом Положении есть несколько уточнений. В частности, в рамках реализации возможности участия в собрании через заполнение бюллетеня на сайте, предусмотрена возможность регистрации акционеров. При этом Положение вводит несколько подходов, способов для идентификации лиц, которые участвуют в собрании посредством заполнения бюллетеня в сети «Интернет». Здесь, конечно, распространенный способ – это использование сервиса «Госуслуги» и других электронных сервисов. Либо использование механизмов, предусмотренных электронной подписью. Ну и появляется способ, позволяющий осуществить идентификацию лиц. Не совсем понятно, но видимо, имеется в виду, что общество может установить на сайте сервис для идентификации лиц.

Еще одним интересным изменением является закрепление за органами управления обязанности огласить результаты заочного голосования бюллетенями до начала очного голосования на общем собрании акционеров. И в том числе сообщить о том, какое число голосов было отдано за того или иного кандидата в совет директоров, избираемого кумулятивным голосованием. Для чего? Для того чтобы акционер, понимая, что прошел какой-то из необходимых ему членов совета директоров, имел возможность отдать все свои голоса за другого члена совета директоров и тем самым изменить расклад сил. Это изменение тоже появляется в новом Положении. Если вы хотите определить порядок ведения собрания акционеров путем принятия соответствующего решения, либо хотите назначить председателя собрания, если по каким-то причинам председатель совета директоров не председательствует, то это допускается делать только очно, это прямо закреплено в Положении.

Пожалуй из больших интересных изменений это все. Еще есть много технических вещей, рекомендую ознакомиться и сделать сверение двух актов. Важно понимать, что в этом Положении 70% информации осталось идентичным прошлому Положению. Но путем сличения вы увидите, какие изменения куда относятся.

Еще пару небольших уточнений в протокол общего собрания. Теперь четко закреплено, что протокол должен отражать указания лица, которое утверждало факты принятия решений собрания, и состав лиц, которые присутствуют. Урегулирован вопрос о том, кем должна быть подписана выписка из протокола. Кстати, это пригодится тем, кто собирается проводить эмиссию ценных бумаг в ближайшее время, поскольку в Банк России можно предоставлять выписки из протоколов. Эта выписка по новому Положению должна обязательно быть подписана председателем и секретарем общего собрания и единолично представляемым органом.

Судебная практика о проведении собраний акционеров и участников ООО

Теперь я хотел бы перейти к вопросу практики судебной, в первую очередь, за последний год. Практика для акционерных обществ не очень обширная, но есть несколько интересных кейсов, интересных дел, о которых я сейчас вас расскажу. Есть практика, касающаяся нарушений порядка. Здесь она интересна вот чем. Арбитражный суд Московского округа выразил позицию, что нарушения, допущенные мажоритарным акционером при проведении собрания (если оно было допущено либо с подачи, либо с участием мажоритарного акционера), является существенным, поскольку препятствует остальным акционерам в реализации их участия в работе общего собрания. Почему это интересная практика, на наш взгляд? Потому что есть общие правила, согласно которым одним из оснований для отказа в удовлетворении требований о признании решения недействительным является то, что акционер не мог повлиять своим голосованием на принятые решения. Вот в этом смысле практика Арбитражного суда Московского округа, на мой взгляд, в чем-то противоречит этому принципу. Здесь суд следовал не разъяснениям высших судебных инстанций, а вот этой новой для него логике. Это постановление февраля 2017 года. Ему уже год, известная такая была история.

Еще вновь набирает обороты спор о том, как можно прекращать полномочия членов совета директоров. Существовала раньше позиция постановления Пленума ВАС, что можно прекратить полномочия единичных членов совета директоров или всех вместе. Противоположная позиция касалась прямого указания в законе, где говорилось, что прекращение возможно только полномочий всех вместе, а не отдельных совета членов. Сейчас утратили силу нормы, на которые ссылались в постановлении Пленума. А новый Пленум, 28 (2014 года), говорит… Важная история, я почему о ней вспомнил, потому что все инстанции прошло дело, по которому была подтверждена эта практика, о возможности прекращения полномочий только одного члена советов директоров. Это, в частности, и постановление Арбитражного суда Московского округа от декабря 2016 года, оно же было подтверждено постановлением Верховного суда в апреле 2017 года. Хотя уже ссылка другая должна быть, а в обновленном постановлении говорится только про умерших членов совета директоров, именно их называют выбывшими, хотя в прошлом называли других тоже. Но вот интересное есть поле для размышления.

По поводу места проведения общего собрания акционеров. Есть здесь Северо-Кавказский округ, пришел с интересной практикой. Суд рассматривал вопрос о том, насколько в принципе правомерно проведение собраний по месту нахождения. Т. е. когда помещение, в котором проводится собрание, принадлежит одному из акционеров при наличии корпоративного конфликта с участием этого акционера. И вот здесь суд обратил внимание на два важных обстоятельства:

  1. Первое – что тут необходимо учитывать наличие конфликта, и заинтересованный акционер, который может реализовывать свои права собственника на это здание, может каким-то образом препятствовать, даже пускай незаконно.
  2. Второй момент – насколько физически приспособлено место проведения собрания для этих целей.

Необходимо понимать: двухэтажное небольшое здание не могло физически вместить всех лиц, поэтому необходимо было суду тоже на это ориентироваться.

В отношении ООО принципиальных изменений не появляется

В части общих собраний участников в обществах с ограниченной ответственностью. Здесь глобальных изменений не было, и пока мне не известно, чтобы готовились какие-то существенные акты. Один из вопросов уже в самом начале нашего вебинара касался необходимости предоставления бухгалтерской годовой отчетности в числе материалов подготовки к собранию с отметкой налоговой. Мне не известно чтобы этот вопрос, в частности, рассматривался с точки зрения регулирования такого положения закона об обществах с ограниченной ответственностью. В то же время мы этого не увидели в каких-то законопроектах. Насколько мне известно, такой сейчас цели нет.

Что касается практики, здесь основное, наверное, что нужно учитывать для общества с ограниченной ответственностью – это значительное число практических дел. Эта практика носит чисто технический характер и не является какой-то новой, но есть и некоторые интересные моменты. В частности, уже довольно устоявшаяся практика, но лишний раз подтвержденная в прошлом году, касается того, что суды не признают надлежащим уведомление участника, если оно не было вручено ему по причине ненадлежащей работы почтовой службы. Интересна практика тем, что вы никак не можете на это повлиять, если отправляете сообщение почтой. Вернее, вы можете на это повлиять только в одном случае: когда вам пришло обратно регистрированное извещение, что не было вручено это сообщение. И вам тогда, конечно, если еще есть время, необходимо свериться, проверить, а были ли почтой соблюдены ее обязанности по доставлению. И вот здесь со ссылкой на профильные подзаконные акты для Почты России говорится о том, что почта должна как минимум дважды пытаться уведомить участника. Кстати, это можно проверить по идентификационному классификатору. Наверно, общие рекомендации –следить по идентификатору, делала ли она две попытки вручения, например. Т. е. если вы видите, что оно не было вручено и было возвращено вам, то необходимо проверить, было ли две попытки вручения, исполнила ли почта свои обязанности. Потому что судами это рассматривается как факт ненадлежащего уведомления.

Есть практика 2018 уже года – суд посчитал невозможным установить по сути иное распределение голосов на общем собрании участников во внутреннем положении ООО. Здесь дело касалось того, что участник, владелец 51% доли, согласно внутреннему положению общества обладал одним голосом на общем собрании участников. И его отсутствие на собрании судом было рассмотрено как нарушение. Решение общего собрания было признано ничтожным без надлежащей формы проведения собрания. (Хотя вопрос формы всегда вызывает дискуссии в отношении ООО.) Решение в любом случае ничтожно, по той причине, что оно не могло быть принято, по мнению суда, без мажоритарного акционера.

Получает определенное развитие практика взыскания судебных штрафов за нарушения, связанные с порядком созыва, проведения общих собраний участников с генерального директора. Есть практика, которая прямо говорит, что даже если общество еще не заплатило штраф, оно абсолютно вправе определить требование к генеральному директору (если есть его вина) о взыскании убытков.

Что еще интересного из практики по обществам с ограниченной ответственностью? Да, и конечно, лишнее подтверждение важности проведения годовых собраний, судами продолжают рассматриваться факты непроведения собрания как препятствие деятельности общества, которое может повлечь за собой исключение участника из общества. Например, если он совмещает функции генерального директора. Т. е. это рассматривается как дополнительное доказательство того, что участник препятствует деятельности общества. Впрочем, эта практика работает и в обратную сторону: если участник не приходит на годовое общее собрание, это тоже может рассматриваться как доказательство препятствия деятельности общества – в зависимости от пакета, размера доли, которой он владеет.

Если в уставе написано, что факт проведения собрания и лица присутствующие на этом собрании подтверждаются (например, путем подписания протокола всем участниками либо какими-то определенными участниками), и по каким-то причинам кто-то из этих участников не явился на собрание (т. е. вы не можете засвидетельствовать факт проведения собрания), суды говорят, что единственно возможным выходом является нотариальное удостоверение. Кстати, про нотариальное удостоверение. Есть письмо Федеральной нотариальной палаты, которое доводит до сведения нотариуса, каким образом осуществляется удостоверение этих фактов. Там прямо говорится, что в силу нормативно-правового регулирования нотариусы не могут удостоверить проведение заочного голосования. Это тоже необходимо помнить. Нотариусу для совершения этого материального действия необходимо физическое присутствие лиц (участников и представителей). Только таким образом нотариус может удостоверить решение. Это, скорее всего, касается и голосования в форме бюллетеней. Вряд ли вы найдете нотариуса, который сможет это удостоверить.

Пожалуй, прямо к нашей тематике, но интересная история. Наверное, многие уже слышали – достаточно громкое дело «Москалев против «Аспект-финанс». Физическое лицо являлось конечным бенефициаром общества через цепочку подконтрольных ему иностранных компаний. Это лицо оспаривало решение общего собрания, и все первые инстанции отказали на том основании, что у него не было, по их мнению, законного интереса оспаривать это решение. Верховный суд вернул дело на рассмотрение, и оно совершенно по-другому уже рассмотрено. Верховный суд указал (это касалось общего собрания акционеров), что судам необходимо было иметь ввиду позицию Конституционного суда в определении от еще 17 февраля 2015 года № 404. Определение говорит о статье 181.5 ГК, которая устанавливает основания отнесения решений собрания, с которыми закон связывает гражданско-правовые последствия для участников соответствующего общества, к категории ничтожных. Положения статьи призваны обеспечить защиту прав и законных интересов как самих участников этого сообщества, так и иных лиц, для которых принятие этих решений может порождать правовые последствия. И вот на основании этой позиции Конституционного суда суд на втором круге рассмотрения уже принял позицию бенефициара общества и признал решение ничтожным.

Контролирующие лица в 2018 году

По практике, наверное, все. Перейдем к блоку, касающемуся крупных сделок и сделок с заинтересованностью. Об этом нам расскажет Елена Чуканова, наш юрист. Лена, у меня вопрос: какие изменения, на твой взгляд, сейчас на поверхности, что сейчас важно, о чем необходимо говорить и что обсуждать?

Елена Чуканова:

– На мой взгляд, существенных изменений уже не происходило за последний год.  Но общества, тем не менее, учились жить по новым правилам одобрения крупных сделок и сделок с заинтересованностью. Если в отношении крупных сделок особых вопросов и проблем не возникало, то в отношении сделок с заинтересованностью вопросы есть. И эти проблемы касаются, прежде всего, определения заинтересованных лиц, поскольку вместо критерия аффилированности появился критерий контролирующих и подконтрольных лиц. Контролирующими лицами признаются юридические и физические лица, которые прямо либо косвенно владеют более 50% голосов в подконтрольном лице. Подконтрольное лицо – это только юридическое лицо, находящееся под контролем контролирующего лица.

 Илья Смирнов:

– И я знаю что есть интересный кейс на тему. Я так понимаю, что это вообще, наверное, самый животрепещущий вопрос из изменений в части сделок с заинтересованностью – определения лица, контролирующего подконтрольное, поскольку мы перешли от конструкции с аффилированными лицами к этой конструкции. Вот что это за кейс, расскажи, пожалуйста.

Елена Чуканова:

– Да, возможно кто-то уже сталкивался с этим кейсом. Цепочка собственников: есть контролирующее лицо, у которого две «дочки» – юридическое лицо 1 и юридическое лицо 3, и у юридического лица 1 также есть «дочка», юрлицо 2. Оно уже косвенное. Контролирующее лицо осуществляет над ним косвенный контроль. И еще есть два незаинтересованных участника либо акционера – X и Y. Условно, у них по 15% голосов. Цифры приведены приблизительно. Главное, чтобы контролирующее лицо прямо или косвенно владело во всех трех наших лицах более 50% голосов.

И что в этом случае происходит? У нас юрлицо 2 и юрлицо 3 заключают между собой сделку. Допустим, кто-то потребовал ее одобрения как сделки с заинтересованностью, либо в уставе общества прописана обязательность по одобрению сделок с заинтересованностью. И у нас получается, что сделка фактически является сделкой с заинтересованностью, поскольку есть заинтересованность контролирующего лица (основного юридического лица). Но в тоже время мы видим, что юридическое лицо 1, исходя из буквальных норм толкования статьи 81 закона об АО и статьи 45 закона об ООО, не заинтересовано, поскольку оно:

  • фактически не является контролирующим лицом юридического лица 3;
  • не является стороной по сделке;
  • не обладает иными признаками заинтересованности, перечисленными в законе.

В данном случае у нас сделка с заинтересованностью получается, но юрлицо 1 (ранее оно бы признавалось заинтересованным), в данном случае не признается заинтересованным и будет наравне с независимыми акционерами принимать участие в голосовании. Соответственно, еще важный момент следует отметить: он состоит в том, что в отношении акционерных обществ закреплено законом то, что если все лица заинтересованы, они, тем не менее, принимают участие в голосовании. Но аналогичного правила в законе об ООО уже нет. Ну и здесь такая получается ситуация, что юр лицо 1 фактически заинтересовано, поскольку находится под контролем контролирующего лица. Но исходя из буквального текста закона, оно не признается заинтересованным.

Илья Смирнов:

– На самом деле, мне кажется, очень интересный кейс с той точки зрения, что совершенно очевидна абсурдность ситуации для сторонних акционеров, которые в данном случае X и Y. Им абсолютно очевидна вся эта конструкция. Они понимают, что юридическое лицо 1 является прямым выражателем интересов, логики и позиции контролирующего лица. Но при этом, на мой взгляд, это все-таки недостаточность регулирования, что вот это лицо формально не признается заинтересованным. Как это можно исправить? Представляется, что в законе об АО и законе об ООО законодателю следовало бы указать, что лица признаются заинтересованными не только в случае, если подконтрольные им лица являются выгодопреобретателем, контролирующим лицом или стороной сделки, но и контролирующие их лица являются контролирующими для другой стороны по сделке. Это как раз, мне кажется, открывало бы этот кейс.

Лена, какие еще интересные кейсы на эту тему? Что-то еще было?

Елена Чуканова:

– Мне еще хотелось бы сразу ответить на вопрос, поскольку мы затронули контролирующих лиц. У физических лиц контролирующих лиц быть не может. По закону указано, что подконтрольное лицо – это только юридическое лицо. И в связи с этим можно перейти ко второму кейсу, который мы хотели бы осветить. Новое регулирование вызвало ряд сложностей именно для холдинговых компаний, и могут быть совершенно разные случаи. Например, схема: у холдинговой компании две стопроцентные «дочки», юр лицо 1 и юрлицо 2. И очень часто в практике бывает, что одна дочка кредитуется в банке, а другая дочка выдает поручительство за юридическое лицо 1. Ранее в законе не требовали одобрения сделки, в совершении которой были заинтересованы все акционеры общества. Сейчас добавлено еще одно условие – «при отсутствии заинтересованности иных лиц». Если бы в данной схеме отсутствовал совет директоров и единоличные исполнительные органы были разными людьми, не было бы заинтересованности иных лиц. Но при осложненной схеме есть совет директоров, в состав которого входит единоличный исполнительный орган юридического лица 2. Таким образом, мы видим здесь заинтересованность и акционера, и иных лиц, в частности, генерального директора юридического лица 2. Соответственно, сделка поручительства будет являться для юридического лица 2 сделкой с заинтересованностью, и она будет требовать одобрения. На практике это создает сложности, поскольку требует много внутренних одобрений. И в крупных компаниях зачастую бывают перекрестный менеджмент, где директоры и советы директоров совпадают частично. И приходится одобрять каждую такую сделку, даже если они не соответствуют определенным критериям по крупности.

Илья Смирнов:

– На мой взгляд, здесь логика есть определенная, в этой конструкции. Она укладывается, наверное, в общее регулирование и возможность признания сделок с заинтересованностью недействительными только в том случае, если такая сделка совершена в ущерб интересам общества. Соответственно, мне кажется, что конструкция с необходимостью одобрения (когда есть перекрестные органы управления, и устанавливается заинтересованность иных лиц) стимулирует членов совета директоров, акционеров, участников, которые не заинтересованы в таких сделках к тому, чтобы максимально объективно оценить возможность нанесения ущерба интересам общества такой сделкой. Потому что дальше они будут нести свою персональную ответственность в виде убытков перед акционерами и участниками за такие сделки.

Есть вопрос относительно прошлой схемы: является ли эта сделка сделкой с заинтересованностью для юрлица 2? На наш взгляд, она является такой, потому что, опять же, следуя формальной логике закона, здесь есть заинтересованные лица, пускай и не прямые участники. Как раз сложность в том, что она формально является сделкой с заинтересованностью, но заинтересованных участников у нее нет, по сути.

Елена Чуканова:

– Да, только контролирующее лицо заинтересовано, которое в голосовании не принимает участия…

Илья Смирнов:

– Хорошо, переходим к годовому отчету, это важный элемент годовой кампании. Что там изменилось?

Елена Чуканова:

– В годовом отчете акционерных обществ существенных изменений не было, все изменения также касаются крупных сделок и сделок с заинтересованностью. Основное – это то, что раньше требовалось раскрывать в годовом отчете как крупные сделки, так и сделки, которые требуют одобрения в соответствии с уставом общества. Какие-то ограничения наложены на менеджмент в отношении заключения сделок. Сейчас нужно раскрывать только крупные сделки. Весь объем заключаемых сделок, одобряемых советом директоров в соответствии с уставом, раскрывать не требуется, что на наш взгляд значительно облегчает деятельность корпоративного секретаря. В отношении сделок с заинтересованностью раньше была формулировка о том, что в годовом отчете указываются все сделки с заинтересованностью, которые требовали одобрения. Хотя сейчас сделки с заинтересованностью нередко не требуют одобрения, но раскрывать информацию о них в годовом отчете также нужно. В связи с этим, возвращаясь так же к сделкам с заинтересованностью, стоит сказать, что раньше все такие сделки одобрялись, и акционеры могли о них своевременно узнать, если они активно участвуют в корпоративной деятельности общества. Сейчас информация о таких сделках доносится до директоров, и в случае, если заинтересованы все в совете директоров, то должны быть уведомлены акционеры. Либо акционер уведомляется, если это указано специально в уставе общества. Таким образом, в большинстве компаний акционеры могут узнать о заключенных сделках с заинтересованностью только при подготовке к годовому собранию либо из годового отчета. В публичных акционерных обществах они могут узнать о них так же в ежеквартальных отчетах.

Еще по поводу годового отчета следует сказать об информационном письме Банка России в отношении рекомендаций о раскрытии вознаграждения членов совета директоров, единоличных исполнительных органов и иных ключевых сотрудников общества. В частности, Банк России рекомендует раскрывать не только информацию о вознаграждении органов общества, но также и ключевых сотрудников, к которым могут быть отнесены директора департаментов в крупных компаниях, которые способны оказывать существенное влияние на деятельность компании. И Банк России также рекомендует указывать размер вознаграждения связанных лиц – родственников и иных лиц, подробно не описывая, кто к ним может быть еще отнесен. В вознаграждениях следует указывать какие-то нематериальные выплаты, компенсации за квартиру, предоставление служебного автомобиля и иные возможные компенсации.

Правила о продоставлении информации акционерам в 2018 году 

Илья Смирнов:

– Хорошо, спасибо. Я бы предложил дальше перейти к вопросам, связанным, в первую очередь, с предоставлением информации. Вика, это вопрос к тебе. Какие произошли изменения в части предоставления информации и ее раскрытия?

Виктория Меркудинова:

– Вообще с предоставлением информации, с изменениями мы живем уже порядка 7 месяцев. Был принят закон 233-ФЗ от 29 июля 2017 года, который внес изменения в статью 91 закона об АО и статью 50 закона об ООО. В определенной степени поменяли порядок предоставления обществами информации. В первую очередь, остановлюсь на акционерном обществе, потому что там действительно существенно был изменен порядок предоставления информации. Изменения можно разделить на несколько групп:

  1. Первое изменение связано с тем, что законодатель сделал градацию акционеров, и объем доступной информации зависит теперь от того объема акций, которым владеет акционер, и от того, является общество публичным или непубличным.
  2. Второе изменение: для тех акционеров, у которых количество акций от 1% до 25%, было введено обязательное указание требования деловой цели. С одной стороны, это абсолютно новая вещь. С другой, практика к этому шла, еще в информационном письме ВАС № 144 говорили о том, что можно отказывать акционерам в предоставлении документов, если акционеры недобросовестные, приводили примеры этой недобросовестности. Часть этих примеров нашла свое отображение в новом акте.
  3. Теперь ограничен период, за который акционер может требовать предоставления информации.

Есть еще ряд изменений, связанных с соглашением о конфиденциальности и о порядке истребования расходов. Мне эти изменения кажутся не такими важными, на них заостряться смысла не имеет.

Илья Смирнов:

– Я бы к расходам добавил небольшую реплику. Она касается общей тенденции ограничения акционеров только разумностью их действий. На практике один из способов злоупотребления – это запросить огромное количество информации, которую необходимо обществу распечатать, скопировать, предоставить. И акционер просто понимает, что за установленный законом срок предоставления информации это сделать очень тяжело для общества. По сути, общество должно все свои силы бросить именно на реализацию этого требования. Акционер или участник ожидает, что сроки будут нарушены, и он сможет пойти пожаловаться в надзорный орган. Мне представляется, что возможность предварительной оплаты расходов довольно разумна в этом смысле, она как раз в общей концепции добросовестности, разумности вот этих действий.

Расскажи про группы акционеров: какие сейчас группы выделяет законодатель и для каких целей.

Виктория Меркудинова:

– Изменения в законе, в первую очередь, связаны с попыткой найти баланс между интересами акционера и интересами общества. Думаю, что у акционеров общества разные представления, насколько хорошо удалось найти баланс, но, тем не менее, попытка такая сделана. Теперь есть четыре группы акционеров:

  1. Первая группа акционеров – это акционеры или группа акционеров, которые обратились с требованиями, которые в совокупности имеют менее 1% голосующих акций общества. Им доступен крайне ограниченный объем документов, все они перечислены в п. 1 статьи 91 закона об АО. Там порядка 15 пунктов, это самые общие документы – уставные документы, о регистрации, документы, которые общество обязаны раскрывать и т. д. И перечень закрытый.
  2. Вторая группа акционеров – это  от 1% до 25% , не включая 25%. Они имеют право на получение информации по крупным сделкам и сделкам с заинтересованностью, имеют доступ к протоколу совета директоров и к отчету оценщиков по имуществу, которое являлось предметом крупных сделок и сделок с заинтересованностью. Если общество непубличное, эта группа акционеров еще имеет право доступа ко всем документам общества, которое оно обязано хранить в соответствии с законодательством РФ, внутренними документами, за исключением тех документов, которые доступны акционерам с более 25% голосующих акций. Уставом непубличного общества можно изменить объем документов, которые предоставляются, обязательны для хранения обществом. Изменения такие должны быть единогласны от всех акционеров этого общества. Также изменения могут быть внесены акционерным соглашением, если все участники общества являются его сторонами.
  3. Третья категория – это те, у кого более 25% акций. Они имеют доступ к протоколу заседаний коллегиального исполнительного органа, документам бухгалтерского учета.
  4. Четвертая группа – она как бы, так скажем, субъект РФ, у которой есть правило о «золотой» акции. Понятно, что у них есть доступ ко всем документам, но их как-то не особо интересно рассматривать в этом контексте, наверно, это менее жизненно.

Именно такое разделение у нас теперь появилось – разные группы, разный объем доступных документов, и опять же, зависит от того, публичное или непубличное общество. Если посмотреть внимательно на закон, то можно обнаружить, что в публичном обществе часть документов в принципе не будет доступной никому, в том числе и акционерам, у которых больше 25%. Например, бюллетени для голосования не попадают ни в один список, и акционерам публичного общества они доступны не будут.

Илья Смирнов:

– Ты упомянула про деловую цель. Можешь рассказать подробнее, чем это грозит, скажем, так и как это отличается от подхода, который был ранее?

Виктория Меркудинова:

– Понятие деловой цели появилось для акционеров, у которых от 1% до 25% голосующих акций. Деловая цель взялась «не с потолка». Действительно, было информационное письмо Президиума ВАС РФ № 144. В этом информационном письме уже было введено понятие добросовестности акционера, и были приведены примеры тех обстоятельств, которые свидетельствуют о добросовестности акционера и о недобросовестности. И вот часть таких вещей была добавлена законодателем уже непосредственно в закон. Законодатель определил деловую цель следующим образом: это законные интересы акционеров в получении сведений и документов, которые объективно необходимы и достаточны для надлежащей реализации прав акционеров. Кроме того, должна быть не просто заявлена в требованиях деловая цель, она должна быть разумной. Фактически получается, что общество в отношении акционеров, у которых от 1% до 25% голосующих акций, должно понять, является ли заявленная цель разумной или нет. Законодатель не говорит о том, как мы должны подходить к вопросу разумности, но приводит примеры целей, которые не разумны. Например, общество знает фактические обстоятельства, свидетельствующие о недобросовестности акционера. Например, что акционер является конкурентом общества либо аффилированным лицом конкурента и запрашивает информацию, чтобы причинить ущерб обществу. И есть еще такой пример неразумности: у акционера имеет место необоснованный интерес получения документов и информации.

Не понятно, что имеется ввиду под необоснованным законным интересом. Первая мысль, которая приходит в голову, что заявлена одна цель, а просят документы, которые вообще никак не соответствуют этой цели. Но если мы посмотрим на перечень оснований для отказа в предоставлении документов, который тоже был введен законодателем в статье 91, то обнаружим, что мы имеем право отказать в предоставлении информации, если:

  • в запросе не указана цель,
  • указана неразумная цель,
  • запрашиваемые документы не соответствуют цели.

Т. е. необоснованный интерес не связан с тем объемом документов, который запрашивают. Но по-видимому, можно предположить, что необоснованный интерес – это когда акционер, например, заявляет, что он запрашивает документы, чтобы оспорить какую-то сделку, а сроки оспаривания уже прошли. В этом случае, возможно, общество имеет право отказать ему в предоставлении документов. Но здесь очень много отдается на усмотрение, это субъективный критерий, и применять его нужно с осторожностью.

Илья Смирнов:

– А за какие периоды можно запрашивать информацию? В этом тоже произошли изменения?

Виктория Меркудинова:

– Осталось общее правило, что информацию может запрашивать только текущий акционер. Исключения сделаны для тех лиц, у которых акции были выкуплены в принудительном порядке. Можно запрашивать документы за период не более 3-х лет с момента обращения с требованием, за исключением информации по делу, которое в момент обращения с требованиями исполняется. Также акционер имеет право запрашивать документы только по тем периодам, в которых он был акционером. И когда он направляет такое требование, он должен предоставить справку либо по лицевому счету, либо по счету депо, что он был в этом периоде акционером. Что касается запросов по текущим документам, акционер не должен подтверждать свой статус, общество должно само запросить у регистратора информацию, является ли это лицо на настоящий момент акционером общества.

Илья Смирнов:

– Какие существуют основания для отказа в предоставлении информации, изменилось ли что-то здесь?

Виктория Меркудинова:

– Изменилось то, что появился перечень оснований для отказа. Он закрытый, но за счет его толкования его можно довольно сильно расширить:

  1. Первое основание для отказа – если информация уже размещена в сети Интернет или раскрыта.
  2. Вторая причина для отказа – если акционер обращается повторно с теми же самыми требованиями в течении 3-х лет, при условии, что в предыдущем требовании он получил эту информацию.
  3. Третий случай – когда акционер либо просит те документы, к которым он не имеет доступа в соответствии с 91 статьей (например, владелец 1% акций требует документы бухгалтерского учета, хотя они доступны тем, у кого более 25%), либо в пределах деловой цели. Если есть обязательное указание деловой цели, а акционер ее либо не указал, либо указал неразумную, либо просит такие документы, которые с этой целью никак не бьются. Как раз за счет деловой цели там очень много усмотрений, это такая воронка в отказах, можно очень творчески подходить.

Илья Смирнов:

– По второму пункту. Получается, что акционер, потерявший информацию, может нарваться на отказ? По сути, в дальнейшем он будет правомерен.

 Виктория Меркудинова:

– По-видимому, законодатель призывает нас быть внимательными, не терять документы. Но опять же, здесь следует понимать, что это основания для отказа. Не значит, что если выдавалась акционеру документация, мы не можем ему ее дать. Мы можем отказать в предоставлении, а дальше – на усмотрение общества, возможно…

Илья Смирнов:

– Ну да, действуй добросовестно. Это, может быть связано с тем, что действия, когда не очевидна причина отказа общества в удовлетворении какого-то требования акционера, ложатся в доказательную базу неправомерного ущемления миноритарных акционеров. Когда нет очевидной, объективной причины, наверно, в этом кроется логика.

Виктория Меркудинова:

– Я думаю, в любом случае, есть поиск баланса. Опять же, мы говорим про деловую цель, которая сейчас появилась. Но у нас и раньше были дела, в которых отказывали в предоставлении информации, пользуясь информационным письмом 144. Как мне представляется, подходы, которые исповедуются, никуда не денутся и в отношении, например, тех групп акционеров, где деловую цель указывать не нужно, где свыше 25%. Теоретически, подходы, которые изложены в информационном письме, можно использовать.

Илья Смирнов:

– Периодически возникают вопросы и на практике. Давай еще раз проговорим, с какого времени вступили в силу и применяются эти изменения.

Виктория Меркудинова:

– Они с июля 2017 года применяются. Но вот, к сожалению, практики судебной по ним нет, либо я ее не нашла. В арбитражных судах не нашла никакой свежей практики именно по новым правилам, там есть еще отголоски применения старой практики. Естественно, ждем с нетерпением, потому что вопросов много, и хотелось бы, конечно, понимать, как применять те или иные нормы, чтобы не попасть на штрафы, которые, как мы знаем, довольно значительные.

Илья Смирнов:

– Я хотел бы сказать, что это выглядит хотя и состоявшимися изменениями, но теми изменениями, которые будут обуславливать взаимоотношения с акционерами по поводу предоставления информации на протяжении всего 2018 года. Потому что сейчас действительно существует некоторые неопробованные на практике нормы и подходы, и тема будет «горячей».

Какие еще «горячие» темы?

Виктория Меркудинова:

– Остаются две темы, которые на протяжении еще долгого времени будут вызывать споры. Первое – это чем считать договоры и кому договор давать можно.

Илья Смирнов:

– Идет речь о договорах, заключенных обществом, и если их хочет получить….

Виктория Меркудинова:

– Да, их хочет получить акционер, хочет видеть тексты договоров. Причем и гражданско-правовых договоров и трудовых договоров. И в общем-то очень долго были разные споры. И такой удивительный случился факт, что накануне принятия как раз 233-го закона Верховный суд принял сразу несколько определений, в которых он сказал, что гражданско-правовой договор в целях применения закона об АО – это документ бухгалтерского учета и он будет доступен тем, кто свыше 25%. Кстати, если бы он не принял такого положения, то акционерам публичных обществ договоры не были бы доступны вообще. Поэтому, может быть, одна из причин тоже была такая.

Эта практика нашла свое закрепление. Верховный суд посчитал ее очень важной, он закрепил ее в том числе в обзоре за 2017 год № 3. И потом, в развитие принятых положений – потому что остался вопрос с трудовыми договорами – посчитал их тоже, наравне с гражданско-правовыми договорами, документами бухгалтерского учета. Верховный суд принял определение 11 октября 2017 года и сказал, что трудовые договоры тоже в целях применения закона об АО считать документами бухгалтерского учета. Таким образом, у нас этот вопрос на уровне судебной практики благополучно разрешен. Поскольку это Верховный суд, то, я думаю, что этим имеет смысл руководствоваться, когда вы предоставляете либо отказываете в предоставлении документов.

Второй у нас вопрос довольно спорный, который нормального регулирования, с моей точки зрения, до сих пор не нашел. Это вопрос, связанный с персональными данными. Когда поступает запрос от акционера, с просьбой предоставить документы, и в этих документах содержатся персональные данные лица, у нас по общим правилам – предоставление персональных данных в том случае, если на это есть разрешение субъекта персональных данных. В Указании 3388-у (которое регулирует порядок предоставления данных на уровне законного акта) в пункте 20 прямо указано, что в случае отсутствия согласия субъекта персональных данных на их предоставление третьим лицам документы должны быть представлены правомочному лицу с сокрытием таких данных. Т. е., если приходит ознакомиться с документами, как это чисто технически сделать, не совсем понятно. Тем не менее, в пункте 20 есть такое прямое указание.

При этом на уровне судебной практики сформировался иной подход. Он был сразу закреплен в 144-м информационном письме ВАС, где было сказано, что если акционеру все данные необходимы для защиты своих интересов, то нужно предоставить документы с персональными данными. Судебная практика идет по этому пути, она ссылается на пункт 7 части 1 статьи 6 закона о персональных данных. Там сказано, что обработка персональных данных необходима для осуществления прав и законных интересов операторов или третьих лиц либо для достижения существенно значимых целей при условии, что при этом не нарушается права и свободы о персональных данных. Т. е. в таких случаях можно предоставить персональные данные без согласия. И  в 2016 году было принято постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа. На него все очень любят ссылаться, потому что там было прямо указано, что пункт 20 Указания 3388-у не подлежит применению как противоречащий закону. Соответственно, система получается такая, что с точки зрения регулятора, мы имеем право представить документы без указания персональных данных, если нет согласия субъекта. Судебная практика считает иначе. Дальше выбирать нам, потому что и там, и там штрафы большие.

Илья Смирнов:

– Расскажи об аналогичных изменениях для обществ с ограниченной ответственностью.

Виктория Меркудинова:

– Что касается обществ с ограниченной ответственностью, там изменения были внесены тем же самым законом. Они менее существенны. Основное – законодатель обществам с ограниченной ответственностью выделил группу документов, по которым тоже установил ограниченный период предоставления информации, тремя годами:

  • протокол заседания совета директоров,
  • договоры по крупным сделкам и сделкам с заинтересованностью,
  • ряд других документов.

Перечень фактически открыт, последний пункт звучит как «иные документы, установленные ФЗ и иными нормативно-правовыми актами РФ, уставом общества, внутренними документами общества, решениями собраний участников общества, совета директоров, исполнительных органов». Фактически получилась большая группа документов, по которым тоже ограничен срок предоставления данных тремя годами. Но опять же, что касается ООО, практики с ООО, у них нет понятия деловой цели, оно не было введено для ООО, нет градации никакой участников. Но все принципы, которые изложены в информационном письме № 144, применяются и к обществам с ограниченной ответственностью. Поэтому с этим письмом полезно ознакомиться и иметь его в виду.

Новые изменения в корпоративном законодательстве могут вступить в силу в сентябре 2018 года

Илья Смирнов:

– Хорошо, спасибо, Вика. Возвращаясь еще к одной интересной теме – сейчас на рассмотрении в Государственной думе находится проект федерального закона, который завершает собой корпоративную реформу. В том числе в части информации о необходимости для публичных обществ создания системы обязательного контроля. Лена, можешь рассказать об этом? Что это за акт и какие там будут изменения?

Елена Чуканова:

– Сейчас на рассмотрении в Госдуме в весенней сессии в третьем чтении находится проект Федерального закона № 204 628-7. Планируется, что он вступит в силу полностью уже с 1 сентября 2018 года. Все изменения публичные акционерные общества должны привести в соответствии с ним к этому сроку:

  1. Закон предусматривает отсутствие необходимости избирать ревизионную комиссию, если об этом прописать в уставе.
  2. Законом закреплен правовой статус комитетов при совете директоров. Комитеты фактически создавались во многих публичных и непубличных обществах, но их статус был не ясен. Сейчас прямо указано, что вопросы об избрании комитетов относится к компетенции самого совета директоров.
  3. Публичные акционерные общества в обязательном порядке (к 1 сентября, если закон будет принят) должны сформировать комитеты по аудиту для предварительного рассмотрения вопросов, связанных с контролем финансово-хозяйственной деятельности общества.
  4. Очень важным изменением данного закона является обязанность для ПАО организовать управление рисками и внутренний контроль. Для оценки надежности и эффективности внутреннего контроля должен быть создан внутренний аудитор. Вопрос об утверждении аудитора и об утверждении внутренних документов, касающихся деятельности аудитора, отнесены к компетенции совета директоров.

Вообще статья, посвященная внутреннему аудиту, достаточно короткая, определяет только основные векторы развития. Вполне возможно, что Банк России ближе ко второму полугодию примет нормативно-правовой акт, регламентирующий более подробно внутренний аудит в публичных акционерных обществах.

Профессиональная справочная система для юристов, в которой вы найдете ответ на любой, даже самый сложный вопрос.
Попробуйте бесплатный доступ на 3 дня >>

Обзоры последних изменений

Как поменялись правила работы юристов в 2018 году. Все изменения в одной статье
Теперь не найти лояльного нотариуса, так как все работают по одной инструкции. И дело о банкротстве больше не станет неожиданным для должника. Он и все его кредиторы узнают о ваших планах еще до того, как заявление поступит в суд. Зато от инспекторов, которые явятся с проверкой, теперь можно требовать, чтобы они не выходили за пределы проверочных листов и проверяли компанию реже. Все «можно» и «нельзя», которые появились с 1 января 2018 года.

Новый Обзор практики Верховного суда № 4 (2017)
Главные выводы ВС, которыми суды будут руководствоваться в 2018 году.

Как поменять адрес, чтобы вас не вычеркнули из ЕГРЮЛ
Работать не по адресу регистрации стало еще опаснее. С 1 сентября налоговые инспекции начали исключать из ЕГРЮЛ действующие компании, у которых в ЕГРЮЛ указан фиктивный адрес.

Срок ликвидации ООО ограничили: изменения с 1 сентября 2017 года
Теперь закончить ликвидацию ООО нужно в течение года. В законе установили крайний срок.

Изменения в КоАП РФ в 2017 году
Все поправки в одной таблице.

Скоро в журнале «Юрист компании»
    Узнать больше


    Ваша персональная подборка

      Подписка на статьи

      Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

      Рекомендации по теме

      Cтать постоян­ным читателем журнала!

      Cтать постоян­ным читателем журнала

      Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

      Живое общение с редакцией

      С 1 июня ГК изменится

      Вступят в силу новые положения ГК о расчетах и финансовых сделках – займе, кредите, факторинге. Читайте, как работать по новым правилам.

      Скорее прочесть

      Реальная стоимость юридических услуг не имеет значения для суда

      Обзор судебной практики за прошлую неделю.

      Получить

      Как теперь получить документы об изменениях в ЕГРЮЛ

      Поменялись правила, по которым инспекторы регистрируют и ликвидируют компании, а также вносят изменения в ЕГРЮЛ. Листы записи, свидетельства ИНН и уставы теперь будут выдавать только в электронном виде.

      Подробнее

      Памятка для юриста

      Если организация или предприниматель использует в бизнесе социальные сети или мессенджеры, юристу необходимо принять особые меры предосторожности. Три правила работы.

      Забрать

      © 2007–2018  ООО «Актион кадры и право»

      Журнал «Юрист компании» –
      первый практический журнал для юриста

      Все права защищены. Полное или частичное копирование любых материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Юрист компании».
      Нарушение авторских прав влечет за собой ответственность в соответствии с законодательством РФ.

      Зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) Свидетельство о регистрации  ПИ № ФС77-62254 от 03.07.2015

      
      • Мы в соцсетях
      Сайт использует файлы cookie. Они позволяют узнавать вас и получать информацию о вашем пользовательском опыте. Это нужно, чтобы улучшать сайт. Посещая страницы сайта и предоставляя свои данные, вы позволяете нам предоставлять их сторонним партнерам. Если согласны, продолжайте пользоваться сайтом. Если нет – установите специальные настройки в браузере или обратитесь в техподдержку.
      Простите, что прерываем ваше чтение

      Это профессиональный сайт для юристов-практиков. Чтобы обеспечить качество материалов и защитить авторские права редакции, мы вынуждены размещать лучшие статьи в закрытом доступе.

      Предлагаем вам зарегистрироваться и продолжить чтение. Это займет всего полторы минуты.

      У меня есть пароль
      напомнить
      Пароль отправлен на почту
      Ввести
      Я тут впервые
      Вы продолжите читать статью через 1 минуту
      Введите эл. почту или логин
      Неверный логин или пароль
      Неверный пароль
      Введите пароль
      Только для зарегистрированных пользователей

      Всего минута на регистрацию и документы у вас в руках!

      У меня есть пароль
      напомнить
      Пароль отправлен на почту
      Ввести
      Я тут впервые
      И получить доступ на сайт Займет минуту!
      Введите эл. почту или логин
      Неверный логин или пароль
      Неверный пароль
      Введите пароль
      ×
      Подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

      В рассылках мы вовремя предупредим об акции, расскажем о новостях в работе юриста и изменениях в законодательстве.